Наша группа ВКОНТАКТЕ - Наш твиттер Follow antikoved on Twitter
389

ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИЕ ГОСУДАРСТВА. РИМСКАЯ РЕСПУБЛИКА. ПЛЕМЕННОЙ МИР

Глава 10

ГРЕЦИЯ И МАКЕДОНИЯ В ЭПОХУ ЭЛЛИНИЗМА

  1. Возникновение державы Александра Македонского ... 391
  2. Образование эллинистических государств ... 403
  3. Восточное Средиземноморье в III в. до н. э. Формирование социально-экономической и политической структуры эллинистических государств ... 412
  4. Обострение социальной борьбу в эллинистических государствах и их завоевание Римом ... 425
  5. Эллинистическая культура ... 433

В истории античного мира период с конца IV в. до последних десятилетий I в. до н. э. (т. е. со времени греко-македонского завоевания стран Востока и до подчинения Египта Римом) принято называть эллинистическим, или периодом эллинизма. О содержании термина «эллинизм», введенного в научный оборот еще в 30-х годах XIX в. немецким историком И. Дройзеном, до сих пор не прекращаются дебаты: нет единства мнений ни о хронологических и географических границах эллинистического мира, ни об историческом значении этого периода.

Нередко эллинизм трактуется как чисто культурное явление и в рамки эллинистического мира включаются все области, где в античную эпоху обнаруживается взаимодействие эллинской и местной культур (М. Леви, А. Тойнби). При этом одни исследователи подчеркивают сам факт взаимодействия и как следствие его — синкретизм эллинистической культуры, другие видят в ней прежде всего дальнейшее развитие греческой культуры, «творческого духа» греков (Ю. Керст, Г. Бенгтсон, Дж. Фергюсон) .

Более широкое содержание вкладывается в термин «эллинизм», когда он идентифицируется с понятием «эллинистическая цивилизация»: в этом случае, помимо общности в культурном развитии, исследователи прослеживают в рамках определенного региона (преимущественно в Восточном Средиземноморье) ряд характерных для этой эпохи форм политической организации и социально-экономических отношений (В. Тарн, М. Кери, Ф. Уолбенк и др.). В этом плане большое влияние на разработку истории эллинизма оказала концепция М. И. Ростовцева, согласно которой эллинистический мир, включающий Восточное Средиземноморье и Северное Причерноморье, следует рассматривать как единую политическую и социально-экономическую систему, для которой характерны прочные внутренние экономические связи и политическое равновесие между входящими в нее государствами. Основой этой системы, по мнению Ростовцева, служили полисы и «класс буржуа», обеспечивавшие преобладание греческого городского (по Ростовцеву — буржуазного) строя над восточным феодальным и распространение эллинистической культуры. Возникнув в результате завоевания Востока, открывшего новые рамки и широкое поле деятельности в первую очередь для греков, эллинистический мир достиг процветания, но сравнительно кратковременного, сменившегося упадком вследствие нарушения политического равновесия и усиления «восточной реакции». Концепция Ростовцева, придавшая понятию «эллинизм» социально-политический акцент и модернизированную окраску (вследствие сближения экономики эллинистического мира с капиталистической), в той или иной мере нашла отзвук во многих последующих работах по истории эллинистической эпохи (П. Клоше, П. Пти, А. Момильяно и др.).

Полемизируя с модернизаторскими тенденциями в историографии, советские историки (С. И. Ковалев, В. С. Сергеев, А. Б. Ранович, К. К. Зельин, К. М. Колобова и др.) предложили принципиально иную трактовку эллинизма, исходя из специфики античного мира. Отмечая, что

390

для периода эллинизма характерны развитие разделения труда, рост ремесленного производства, рассчитанного на вывоз, интенсивное развитие торговли и денежных отношений, появление новых торгово-ремесленных центров и некоторое экономическое нивелирование, они подчеркивают, что все эти процессы имели место внутри рабовладельческого в своей основе общества. Наиболее развернутые характеристики эллинистической эпохи были даны в работах А. Б. Рановича и К. К. Зельина. А. Б. Ранович считал эллинизм закономерным этапом в истории античного рабовладельческого общества, которое, достигнув предела своего возможного развития в рамках греческих полисов, в эпоху эллинизма в рамках созданного путем завоеваний более обширного экономического единства получило возможность воспроизвести процесс развития на более высокой ступени. Но эллинизм не разрешил социально-экономических противоречий, свойственных рабовладельческому обществу, и не создал достаточных условий для перехода к более прогрессивной общественно-экономической формации, а потому пришел к кризису, разрешившемуся римским завоеванием и повторением процесса на более высокой ступени.

Возражая против социологического аспекта в трактовке А. Б. Рановичем понятия «эллинизм», К. К. Зельин подчеркивал, что в эллинистический период страны Восточного Средиземноморья переживали разные стадии развития рабовладельческих отношений: в наиболее развитых греческих государствах имел место кризис полисного устройства в условиях дальнейшего развития классических форм рабовладельческих отношений, в Македонии и полисах Северо-Западной Греции— рост рабовладения и политическая консолидация, в Египте и Передней Азии — распространение античных форм рабства и полисного устройства, у племен внутри и на периферии эллинистического мира шел процесс становления классового общества. Поэтому эллинизм следует рассматривать как копкретно-историческое явление, присущее ограниченному географическому ареалу и характеризующееся сочетанием и взаимодействием эллинских и местных элементов в экономике, социально-политическом строе и культуре стран Восточного Средиземноморья и Передней Азии в конце IV—I вв. до н. э.

Накопление нового материала в результате археологических и исторических исследований эллинистических государств и соседних с ними регионов Средней Азии, Кавказа, Причерноморья и др. оживило интерес к проблеме эллинизма и в зарубежной, и в советской историографии. Вновь обсуждаются вопросы о содержании термина «эллинизм», о специфике эллинизма на Востоке, об эллинизме как явлении в области культуры. Настойчиво выдвигается концепция предэллинизма, т. е. возникновения характерных для эллинизма элементов до греко-македонских завоеваний. Ставится вопрос о географических и временных границах эллинистического мира: одни высказывают сомнения в правомерности включения в рамки эллинизма Македонии и Греции, другие находят черты эллинизма в странах Западного Средиземноморья. Привлекает внимание исследователей феномен живучести и даже усиления элементов эллинистической культуры в Передней и Центральной Азии после крушения царства Селевкидов (так называемый постэллинизм).

При всей дискуссионности проблем эллинизма можно отметить и некоторые более или менее устоявшиеся положения. Несомненно, что процесс взаимодействия эллинов и переднеазиатских народов имел место и в предшествующий период, но греко-македонское завоевание придало ему широкий размах и интенсивность. Новые формы культуры, политических и социально-экономических отношений, возникшие в период эллинизма, были продуктом синтеза, в котором восточные и греческие элементы играли ту или иную роль в зависимости от конкретно-исторических условий. В применении к Греции и Македонии термины «эллинизм»

391

и «эллинистический», бесспорно, носят условный характер, обозначая те особенности в их социально-политическом и культурном развитии, которые не наблюдались раньше и характерны только для периода со времени походов Александра Македонского и до включения их в состав Римской империи. Большая или меньшая роль местных элементов в развитии эллинистических государств наложила отпечаток на характер социальной борьбы внутри них и в значительной мере определила дальнейшие исторические судьбы отдельных регионов эллинистического мира. История эллинизма отчетливо делится на период возникновения державы Александра, а затем эллинистических государств (конец IV —начало

III в.), период формирования социально-экономической и политической структуры и расцвета этих государств (III —начало II в.) и период экономического спада, нарастания социальных противоречий и подчинения господству Рима (начало II — конец I в.).

1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ДЕРЖАВЫ АЛЕКСАНДРА МАКЕДОНСКОГО

Коринфский конгресс послужил как бы прологом к новому этапу истории античного мира. Опираясь на решения конгресса, Филипп немедленно начал собирать материальные средства и воинские силы для похода против державы Ахеменидов. К побережью Малой Азии были посланы македонские армии под командованием Пармениона и Аминты, располагавшие, очевидно, и военными кораблями; под их контролем оказалась значительная часть побережья Малой Азии от Кизика до устья реки Каик. В свою очередь, персы развернули активную дипломатическую и тайную войну против Македонии; видимо, не без их участия осуществлено было убийство Филиппа. Как сообщает Арриан (II, 14, 5), Александр Македонский после битвы при Иссе (333 г.) обвинял Дария: «Отец мой умер от руки заговорщиков, которых сплотили вы, о чем хвастаетесь всем в своих письмах».

Смерть Филиппа обнаружила непрочность созданной им коалиции и оживила антимакедонские настроения и среди греческих полисов (в Афинах, Беотии, Фессалии, на Пелопоннесе), и среди фракийских и иллирийских племен. Но внутри Македонии убийство царя не повлекло за собой обычной междоусобицы, большинство македонской знати безоговорочно признало наследником престола Александра, сына Олимпиады (отвергнутой Филиппом первой жены), хотя и были подозрения о причастности его матери к убийству, и поддержало его усилия в упрочении своей власти.

В первые же месяцы правления Александра проявились его таланты политика и полководца. Прежде всего он принял меры для восстановления македонского господства в Греции: с этой целью он внезапно появился со своим войском в Фессалии и путем переговоров добился признания своей гегемонии и обещания помощи со стороны государств Северной Греции; вслед за этим он без промедления ввел войска в Беотию. Появление македонского лагеря возле Фи~ при полной неготовности греческих полисов к войне заставило даже таких ярых врагов Македонии, как Демосфен, признать бесполезность сопротивления. В Коринфе вновь собрались члены союзного совета и представители греческих полисов и подтвердили полномочия македонского царя в организации и военном руководстве походом против державы Ахеменидов.

Оставив гарнизон в Кадмее (акрополе Фив), Александр вернулся в Македонию и с наступлением весны направился против восставших фракийских племен трибаллов и поддерживавших их «независимых фракийцев». Одержав победу в сражениях на перевалах Гема, войска Александра вышли к берегу Истра. Для устрашения скрывшихся на одном из реч

392

ных островов трибаллов ж живших за Истром гетов Александр с частью своей армии совершил успешную экспедицию на другой берег Дуная, разрушив там «город» гетов. В результате этого похода с трибаллами и другими независимыми племенами, в том числе и с кельтами, был заключен дружеский союз, очевидно, с обязательством не нарушать македонских границ и поставлять воинов в армию Александра. От берегов Истра Александр отправился на юго-запад, в Иллирию, через земли союзных с Македонией агриан и пеонов с намерением пополнить там свои войска или договориться о присылке пополнений. По пути он получил сообщение, что в Иллирии отпали дарданы во главе с Клитом и тавлантии и что с тыла на него собираются напасть автариаты. Усмирение автариатов взяли на себя агриане, а Александр направился к городу Пелию, где укрепился Клит. Лишь после ряда трудных и кровопролитных сражений Александру удалось разгромить объединенные силы тавлантиев и Клита.

Тем временем в Греции распространился слух о гибели Александра в Иллирии, и это опять оживило антимакедонские настроения. Первыми выступили против македонской гегемонии фиванцы и осадили македонский гарнизон в Кадмее, на помощь им двинулись аркадяне. В Элиде изгнали сторонников македонян; этолийские племена также выступили против Македонии. Хотя афиняне никаких конкретных действий против Македонии не предприняли, однако их не без основания считали вдохновителями фиванского восстания. Когда Александр узнал о событиях в Фивах, он в кратчайший для того времени срок — за две недели — из Иллирии привел войска к Фивам. Город был взят и разрушен, население продано в рабство. Неожиданное появление и жестокая расправа с Фивами произвели ошеломляющее впечатление на греков1. Греческие полисы немедленно отказались от всякого противодействия Александру и направили к нему послов с изъявлениями лояльности. Поэтому остальные участники антимакедонских выступлений отделались более легкими наказаниями. От Афин Александр потребовал выдачи всех антимакедонски настроенных политических деятелей, но по настойчивым просьбам афинян ограничился изгнанием лишь одного из них.

Обеспечив безопасность северных границ и добившись от греков безусловного признания македонской гегемонии, Александр приступил к непосредственной подготовке похода против персов. По сообщению Диодора (XVII, 16, 1—2), вопрос о походе в Азию обсуждался на совете военачальников и влиятельных гетайров и Александр вопреки мнению полководцев Филиппа — Антипатра и Пармениона настоял на немедленном начале кампании. Опытные военачальники мотивировали отсрочку необходимостью «нарожать детей», но, вероятно, немаловажными были и финансовые соображения: к началу похода в царской сокровищнице, по сообщению Арриана (VII, 9, 6), оставалось менее 60 талантов (Плутарх в биографии Александра говорит о 70 талантах). Распродажей взятых в плен фиванцев, за которых Александр выручил 440 талантов, он, по-видимому, покрыл долги Филиппа, но, чтобы начать поход, ему пришлось взять в долг несколько сотен талантов. Кто финансировал поход Александра, источники молчат. Можно предположить, что это были те из «друзей» Александра, которым он перед отправлением в поход раздал и расписал царское имущество — земли, деревни, доходы с поселений или гаваней.

1 Это событие надолго сохранилось в памяти греков. Последующая литературная традиция всячески пыталась оправдать действия Александра: сохранились сообщения, что он специально медлил начать штурм Фив, ожидая мирных акций с их стороны, что штурм был начат без приказания Александра, что судьбу Фив после взятия города решал не Александр, а его союзники — фокейцы, платейцы и прочие враги Фив — и они настояли на срытии стен и продаже людей в рабство, что Александр позднее жалел о совершившемся, и т. п.
393

Весной 334 г., назначив наместником Македонии и Греции Антипагра и оставив при нем половину всей македонской армии, Александр с основными македонскими силами и союзническими отрядами подошел к Геллеспонту. Большая часть войска под руководством Пармениона была переправлена из Сеста в Абидос, Александр же, следуя героям «Илиады», отплыл из Элеунта и пристал к Ахейской гавани, вблизи Трои. По сообщению Арриана и Плутарха, он посетил Илион, в храме Афины Илион-ской принес жертву и оставил полное вооружение, взяв оттуда из священного оружия щит, будто бы хранившийся со времен Троянской войны, а также принес жертву Приаму и почтил венками могилы Ахилла, Аякса, Патрокла и других ахейских героев — все это должно было означать, что Александр выступает наследником древних эллинских традиций. Эти акты наряду с провозглашенной на Коринфском конгрессе программой отмщения персам за нанесенные ими обиды и разорение греческих полисов призваны были вдохновить небольшое по сравнению с персидскими силами греко-македонское войско и внушить ему уверенность в успехе предпринятого похода.

В сообщениях древних авторов число воинов в армии Александра, высадившейся в Малой Азии, колеблется от 30 тыс. до 43 тыс. пехоты и от 4 тыс. до 5 тыс. конницы. Согласно Диодору (XVII, 17, 3—4), эта армия включала 13,5 тыс. македонян, 14 тыс. эллинов (в том числе 5 тыс. наемников) и около 7 тыс. воинов из фракийско-иллирийских племен.

При относительной достоверности этих цифр они все же показывают, что в восточном походе приняли участие все основные этносы Балканского полуострова. Армию сопровождала масса обслуживающего персонала: оружейники и другие ремесленники, конюхи, торговцы, слуги и пр.

В свите Александра находились историографы, философы и другие ученые (Каллисфен, Пиррон, Анаксарх и др.). Это был своего рода колонизационный поток, устремившийся с Балканского полуострова в страны Востока.

Высадившись в Малой Азии, греко-македонская армия вначале двинулась по побережью на северо-восток, в Геллеспонтскую Фригию. Это был стратегически важный район: отсюда был доступ и к портам Пропонтиды, и к переправам через Геллеспонт. Персы заранее начали стягивать сюда войска: в районе города Зелеи дислоцировались эллинские наемники, конные отряды, набранные в восточных сатрапиях державы Ахеменидов, пехотинцы из малоазийских сатрапий. Однако стремительный переход Александра из Пеллы к берегам Геллеспонта не оставил времени ни для похода персидского флота, ни для занятия персами гаваней на малоазийском побережье Геллеспонта. Таким же быстрым маршем греко-македонская армия двинулась по территории Троады навстречу персам.

На реке Граник (в мае 334 г.) произошло первое крупное сражение между персидской и греко-македонской армиями. Превосходство в военной технике и выучке, стратегии и тактике боя, моральная стойкость солдат обеспечили победу армии Александра, несмотря на численное превосходство персов. Политическое значение этой победы нашло отражение в последовавших актах. Павшие в битве были похоронены с большими почестями, семьи погибших воинов были освобождены от поземельных и прочих налогов и от обязательных работ. Александр поручил знаменитому скульптору Лисиппу воздвигнуть медные статуи в память о погибших гетайрах, вступивших первыми в бой. В Аттику в дар Афине Пал-ладе было отправлено 300 комплектов персидского воинского снаряжения от имени Александра и «всех эллинов, кроме лакедемонян». Взятые в плен греки — наемники персов — были подвергнуты суровому наказанию: они были закованы в кандалы и отправлены на работы, «ибо,— по

394

словам Арриана (I, 16, 6),—они, эллины, пошли наперекор общему решению эллинов и сражались за варваров, против Эллады».

Поражение при Гранике парализовало способность персов к сопротивлению в северо-западном регионе Малой Азии. Парменион без труда взял порт Даскилий на побережье Пропонтиды, а Александр занял Сарды, без боя сданные ему персидским гарнизоном; так же без боя достался ему Эфес, покинутый гарнизоном персидских наемников. Вступление грекомакедонских войск в Эфес сопровождалось демократическим переворотом и избиением олигархов, сторонников персов. Такие же явления наблюдались и в других полисах Эолиды и Ионии. Сопротивление оказали лишь Милет и Галикарнас, имевшие сильные гарнизоны и рассчитывавшие на помощь персидского флота. Но греческий флот опередил персидскую эскадру и, не вступая в бой с персами, запер вход в милетскую гавань; после непродолжительной осады город был взят. Более трудной оказалась осада Галикарнаса, по, после того как Александр занял и разрушил нижнюю часть города, он счел бесполезным тратить силы на штурм акрополя, оставил отряд, необходимый для длительной осады, и двинулся дальше.

Осуществляя свою тактику подчинения прибрежных городов (чтобы лишить гаваней персидский флот) и стратегически важных пунктов на путях в глубь полуострова, Александр дошел до города Сида на побережье Памфилии, почти не встречая сопротивления. Отсюда он повернул во внутренние районы Малой Азии и, пройдя с боями через Писидию, где местное население враждебно встретило греко-македонян, остановился на зимний отдых в Гордионе2. С началом весны 333 г. Александр вновь двинулся в поход, подчинил западные районы Каппадокии и портовые города Киликии.

Таким образом, за первый год войны греко-македонские войска прошли с боями по всему западному и южному побережью Малой Азии и заняли основные, стратегически важные внутренние районы полуострова. Практически малоазийские сатрапии для персов были потеряны. Чтобы как-то компенсировать поражение на суше, родосец Мемнон, которому Дарий III вручил верховное командование персидским флотом, начал наступательные операции в Эгейском море и захватил Хиос и Лесбос, где сопротивление оказала лишь Митилена. Смерть Мемнона несколько ослабила активность персидского флота, но назначенный вместо него Фарнабаз продолжил ту же тактику. Главные силы персидского флота направились к Геллеспонту и заняли находящийся недалеко от входа в пролив остров Тенедос, другая эскадра была направлена к Кикладским островам.

О составе морских сил греков и македонян сообщения древних авторов не очень ясны. Арриан пишет (I, 19—20), что греко-македонский флот был почти вдвое меньше персидского и уступал по боевым качествам финикийским и кипрским кораблям из флотилии персов. Рассчитывать на успех в морском сражении не приходилось, а так как средств на содержание флота не хватало, Александр распустил его, оставив, как сообщает Диодор (XVII, 22, 5), лишь небольшое количество кораблей (в их числе 20 афинских), необходимых для перевозки стенобитных машин. Очевидно, большая часть македонского флота состояла из кораблей союзников, и, отпуская их, Александр тем самым предоставлял союзникам заботиться об охране своих берегов от нападений персов. Однако продвижение персидского флота к Геллеспонту вынудило Александра отдать распоряжение вновь комплектовать флот. Для создания его были приня

2 С пребыванием в Гордионе связана легенда о решении Александром загадки Гордиева узла: по одной версии, он развязал, по другой — разрубил узел на ярме повозки, завязанный некогда царем Фригии Гордием. Оракул же предсказывал, что распустивший узел получит владычество над Азией.
395

ты самые энергичные меры вплоть до конфискации греческих торговых судов.

Тем временем Дарий стянул основные силы к границе Киликии и Сирии. Битва произошла осенью 333 г. в узкой долине возле города Исса, где персы не могли использовать свое огромное численное превосходство. Войска Дария были разбиты и рассеяны, сам он бежал за Евфрат, а обоз и его семья были захвачены македонянами.

Это поражение персов имело огромный политический и моральный резонанс. Возросла уверенность греко-македонской армии в своих силах и возможностях, вера в своих предводителей. Дарий, по сообщениям древних авторов, вынужден был обратиться к Александру с предложением о мирных переговорах. В ответ Александр направил письмо, текст которого явился своего рода манифестом, рассчитанным на обнародование его среди греко-македонского войска и, возможно, на подвластной территории в Азии и Греции [если только Арриан (II, 14, 4—9) точно передает его содержание]. Выступая как победоносный предводитель эллинов, Александр перечисляет прежние обиды, нанесенные персами Элладе и Македонии, обвиняет Дария в том, что он посылал эллинам письма, призывая их к войне с царем Македонии, отправлял им деньги (но ни один город их не принял, кроме лакедемонян), что послы персов подкупами постарались разрушить мир в Элладе. Далее он говорит о своих победах и праве на завоеванную территорию, требуя от Дария безоговорочного подчинения.

В интересах Александра было распространить как можно шире и быстрее известие о поражении персов при Иссе, особенно важно было, чтобы об этом узнали греческие полисы, так как успехи персидского флота в Эгейском море делали македонский тыл неустойчивым и Александр, видимо, уже был осведомлен о сношениях спартанского царя Аги-са III с персами. Поскольку основную часть персидских морских сил составляли кипрский и финикийский флот, то первоочередной задачей стало подчинение восточного побережья Средиземного моря с тем, чтобы заставить киприотов и финикийцев отколоться от персов и перейти на сторону Александра, после того как Финикия окажется под властью македонян. Эта стратегическая задача четко сформулирована в приводимой Аррианом (II, 17) речи Александра на совете «друзей» и военачальников перед осадой Тира. Не тратя времени на преследование Дария и его рассеявшихся войск3, Александр двинулся в Финикию. Города Арад, Мараф, Библ, Сидон и Дамаск сдались без сопротивления, в Дамаске была захвачена царская казна и прочее имущество Дария и его приближенных, а также прибывшие к Дарию для переговоров послы из Спарты, Фив и Афин4. Уже через два месяца после битвы при Иссе греко-македонская армия подошла к Тиру — крупнейшему и наиболее укрепленному из финикийских городов. Тирийцы, надеясь на неприступность своей крепости, расположенной на острове, и стремясь сохранить нейтралитет в войне между Персией и Македонией, не открывая военных действий, отказались впустить Александра внутрь города для жертвоприношения. Македоняне расценили это как враждебный акт и начали осаду города.

Взять островной город, не имея флота, едва ли было возможно, хотя Александр и предпринял небывалое для того времени сооружение — постройку дамбы от материка к острову через пролив шириной в 4 стадия (около 740 м). Но, как и рассчитывал Александр, военные корабли Си-

3 Арриан (II, 13) и Курций Руф (IV, 1, 27—34; 39) сообщают об отступлении основных войск Дария за Евфрат и бегстве части наемников на Кипр и в Египет а другой части — во внутренние области Малой Азии.
4 Фиванцев Александр отпустил, афинянина Ификрата оставил в своей свите, а спартанца отдал под стражу.
396

дона, Арада, Библа, узнав о подчинении своих городов македонянами, покинули персидскую флотилию и перешли под власть Александра (80 судов), а вскоре присоединились к нему и 120 кораблей киприотов. Объединенными усилиями пехотных частей и флота после семимесячной осады Тир был взят и разграблен, большая часть населения истреблена или продана в рабство. Потери греко-македонских войск тоже были значительны.

Затянувшаяся осада Тира осложнила положение в тылу у македонской армии. Собрав остатки воинских частей, рассеявшихся после поражения при Иссе во внутренних районах Малой Азии, уцелевшие военачальники Дария попытались вернуть под власть персов Лидию, очевидно, рассчитывая выйти к побережью и соединиться с персидским флотом, продолжавшим удерживать под своей властью ряд островов в Эгейском море. Но Антигону, оставленному сатрапом Фригии, удалось разбить персов и ликвидировать эту угрозу. Еще более опасная ситуация для македонян возникла в это время в Греции: Спарта, не участвовавшая в Коринфском конгрессе и в восточном походе Александра, попыталась поднять греческие полисы против Македонии и восстановить свое влияние в Греции, возглавив антимакедонское движение. Так как выступление Спарты было на руку персам, не исключено, что в какой-то мере они его инспирировали. Спартанский царь Агис III обратился к командованию персидским флотом с просьбой о военной помощи в тот момент, когда персы заняли остров Сифнос, ближайшую к Пелопоннесу удобную гавань на Кикладах. Агис, получив от персов 10 триер и 30 талантов денег, отправился на Крит, один из главных районов вербовки наемников, и, как пишет Диодор (XVII, 48, 2), «захватив большинство городов, принудил их принять персидскую сторону».

Однако переход финикийского и кипрского флотов на сторону Александра резко ослабил позиции персов в Эгейском море. На севере Эгеиды греко-македонский флот при поддержке враждебных персам демократических слоев изгнал персидские гарнизоны с Тенедоса, Хиоса, из городов Лесбоса, с Коса и других островов. Персидская эскадра у о. Сифноса также была разбита. Таким образом, к концу 332 — началу 331 г. в Эгеиде была восстановлена македонская гегемония.

Александр в это время со своим сухопутным войском двигался к Египту. Сопротивление ему оказала лишь Газа, важный пункт караванной торговли между Месопотамией и Египтом, Южной Аравией и Средиземным морем; осада считавшейся неприступной и имевшей значительный гарнизон крепости длилась два месяца. После ее падения сатрап Египта Мазака, не имея прочного тыла в стране и достаточных сил для обороны, без боя сдался Александру. От пограничной крепости Пелусия греко-македонское войско направилось к древней египетской столице Мемфису. Здесь Александр принес жертвы египетским богам в знак уважения к местным традициям, а затем с частью войска спустился в дельту Нила по одному из его рукавов и на побережье между озером Мареотида и морем выбрал место для строительства нового города и порта — Александрии Египетской.

Основанием Александрии был завершен первый этап похода Александра и осуществлена важнейшая, может быть, еще не вполне отчетливо осознававшаяся в то время, но продиктованная потребностями экономической жизни задача — сделать восточную половину Средиземного моря внутренним морем эллинского мира, обеспечив тем самым прочность и постоянство морских, в первую очередь торговых, коммуникаций. В это время как раз пришло сообщение об изгнании персидских морских и сухопутных сил с Лесбоса, Хиоса, Коса и большей части Киклад. Персидский флот был полностью отрезан от внутренних районов Персии и практически перестал существовать.

397

Возможно, Александр отдавал себе отчет, что теперь перед ним стоит новая, еще более трудная задача — поход в глубь Персидской державы, чтобы нанести ей такой удар, который лишил бы ее возможности вернуть захваченные Македонией территории. Для осуществления этой задачи было необходимо новое идеологическое обоснование в дополнение к уже ставшей привычной и в какой-то мере реализованной идее отмщения персам. И в этом плане экспедиция в Сиутский оазис к оракулу Амона, предпринятая Александром, была важным звеном в цепи его действий в Египте: оракул, пользовавшийся в Греции широкой известностью и почитанием, должен был гарантировать ему покровительство могущественнейшего из египетских богов — Амона (которого греки отождествляли с Зевсом) в дальнейшей войне против персов. Согласно традиции, в результате посещения храма Амона Александр был провозглашен сыном бога и ему были предсказаны непобедимость и успех во всех его предприятиях.

В античной и современной историографии немало внимания уделяется мистическому аспекту посещения Сиутского оазиса и провозглашения Александра сыном бога, и, возможно, это провозглашение действительно оказало какое-то влияние на умонастроение если не ближайшего окружения Александра, то населения завоеванных восточных территорий. Но большее значение имели реальные социально-политические последствия 5 этого акта: жрецы Амона признали Александра законным владыкой Египта, что обеспечивало ему прочный тыл и необходимые материальные ресурсы для дальнейшей войны с персами. А предсказание о непобедимости Александра должно было стать мощным моральным стимулом для его солдат в последующих сражениях.

По возвращении в Мемфис Александр устроил празднество по эллинскому образцу с гимнастическими и музыкально-театральными состязаниями, на которые прибыли многие знаменитости из Греции и посольства городов. В начале 331 г., получив пополнение от Антипатра, Александр направился во внутренние области Персии, оставив в Египте сухопутный и морской гарнизоны и назначив надежных лиц во главе военного, гражданского и финансового управлений.

Тем временем в Европе на Балканском полуострове ширились антимакедонские выступления. Весной 331 г. отложился от Македонии наместник Александра во Фракии Мемнон. Вероятно, это событие было как-то связано с неудачной экспедицией стратега Зопириона в Северное Причерноморье: гибель Зопириона и его войска на обратном пути послужила стимулом для возобновления борьбы за независимость фракийских племен. Антипатр вынужден был с основной массой македонских войск направиться во Фракию. По-видимому, в это же время Агис III, призывавший эллинов «единодушно отстаивать свободу», со своими наемниками и спартанским ополчением нанес поражение македонскому гарнизону, находившемуся на Пелопоннесе, после чего к нему присоединились полисы Ахеи, Элиды и Аркадии, за исключением Мегалополя и Пеллены. Однако полисы Северной и Средней Греции медлили с определением своей позиции в возникшем конфликте. Антипатр, по словам Диодора (XVII, 63, 1), узнав об этом, поспешил кое-как закончить войну с Мемноном, направил все свои войска в Пелопоннес и обратился к членам Коринфского союза за помощью против Спарты. Ему удалось пополнить армию эллинами из союзных полисов и в кровопролитном сражении

5 Уже древние авторы отмечали, что в этом предприятии Александра проявились не только его мистическая настроенность или желание подражать мифическим героям Гераклу и Персею, обращавшимся к этому оракулу, но и трезвый политический расчет. Арриан, например, пишет (III, 3, 2): «Итак, он отправился к Амону, рассчитывая, что в точности узнает о том, что его касается, или, по крайней мере, сможет сказать, что узнал» (курсив наш.— А. 27.).
398

разгромить спартанцев и их союзников. Следуя тактике Александра, рассмотрение вопроса о судьбе побежденных Антипатр вынес на решение синедриона членов Коринфского союза. На собрании союзников «много речей было сказано и за, и против» лакедемонян, но в конечном счете союзники, по словам Диодора (XVII, 73, 5), «постановили предоставить решение Александру». Лакедемоняне выдали заложников Антипатру и отправили послов к Александру с просьбой о прощении. Как полагают исследователи, в итоге Спарта вынуждена была смириться с утратой Мессении и гегемонии на Пелопоннесе и присоединиться к Коринфскому союзу.

Следует обратить внимание на позицию в этой войне Афин и других полисов Средней и Северной Греции: их отказ поддержать Спарту в борьбе с Македонией, по-видимому, был обусловлен не столько старыми счетами и прежним соперничеством и противоборством, сколько текущими экономическими интересами. Ведь такое грандиозное военное предприятие, как поход против Персии и подчинение всего Восточного Средиземноморья, потребовало значительного материального обеспечения, прежде всего оружием, военными кораблями, транспортными средствами, одеждой и обувью. Если продовольствие армия Александра получила с завоеванной территории, то оружие и снаряжение, очевидно, в значительной мере привозились из Македонии и Греции, так как едва ли была возможность организовать его производство в достаточных масштабах при армии, находящейся все время в движении. И не случайно, что именно на годы восточного похода Александра приходится последний экономический подъем Афин, и при этом отчетливо проявляется его связь с военно-техническим производством — возрождением и усилением флота (считается, что именно в это время Афины обладали наибольшим в их истории количеством судов), строительством верфи, доков, арсенала, производством и накоплением военного и военно-морского снаряжения. И не случайно также, что даже такой принципиальный враг Македонии, как Демосфен, занимал нейтральную позицию во время выступления Агиса III, а позднее согласился воздать божеские почести Александру. Демосфен принадлежал к тому слою афинского общества, который был связан с торгово-ростовщическими операциями, а для торгово-ремесленных слоев Греции восточный поход был выгодным предприятием. Можно предполагать, что благожелательное отношение Александра к Афинам тоже обусловливалось не только (или даже не столько) уважением к славному прошлому Афин и их вкладу в развитие эллинской культуры, сколько заинтересованностью в афинском ремесленном производстве и ремесленниках, в афинском торгово-транспортном флоте. Вероятно, и другие ремесленные центры Греции, производившие необходимые для действующей армии и для постоянно набиравшихся пополнений снаряжение и оружие, как и Афины, предпочитали сохранять союзные отношения с Македонией.

Поражение Спарты и ее союзников произошло накануне или после (мнения исследователей расходятся) решающего сражения в октябре 331 г. между греко-македонской и персидской армиями при Гавгамелах, недалеко от города Арбел. Дарий и его военачальники позволили Александру почти беспрепятственно перейти через Евфрат, пересечь Междуречье в направлении от Фапсака к древней Ниневии и даже переправиться через Тигр, ограничиваясь опустошением территорий, по которым должны были двигаться войска Александра. Для сражения была выбрана широкая равнина, где персы развернули огромную армию, включавшую не только пехоту и конницу, но и серпоносные колесницы и слонов Греко-македонская армия, далеко углубившаяся во вражескую территорию и оторвавшаяся от своего тыла, оказалась перед противником, вдвое превосходящим ее по численности. Но опять высокая выучка сол

399

дат и дисциплина, их бесстрашие и вера в свои силы и непобедимость, накопленный опыт и полководческий талант командиров, и прежде всего Александра, обеспечили победу и разгром армии персов, разноязычной, плохо управляемой, недостаточно обученной.

Победа под Арбелами открыла путь в центральные области державы Ахеменидов и положила начало ее распаду. Отложив преследование Дария, Александр повел армию в Вавилон и Сузы, сдавшиеся ему без сопротивления. В Сузах была захвачена царская казна 6 и прочее царское имущество, среди которого и ценности, вывезенные из Греции во время греко-персидских войн 7. Лишь на пути в Персеполь и Пасаргады, древние столицы персов, македонские войска встретили некоторое сопротивление. Захватив хранившиеся здесь богатства, Александр сжег царский дворец в Персеполе — знаменитый памятник персидского зодчества и символ могущества Ахеменидов, как объясняет Арриан, в возмездие за разрушение Афин и сожжение храмов во время греко-персидских войн. Подчинив важнейшие центры Персидской державы, Александр направился в Мидию к Экбатанам, где Дарий пытался снова собрать войска, чтобы приостановить вторжение в северные и восточные сатрапии, но из-за разногласий среди его военачальников и свиты это ему не удалось. Упорно преследуемый Александром, он бежал в Гирканию и там был убит низложившими его сатрапами; преемником Дария был провозглашен Бесс, сатрап Бактрии.

По сообщению Арриана (III, 19, 5—6), еще в Экбатанах Александр отпустил домой войска греческих союзников и фессалийскую конницу, уплатив им условленное вознаграждение8. Этот акт означал, что, и по мнению Александра и македонян, и по мнению командиров и воинов союзных контингентов, поход против Персидской державы, провозглашенный на Коринфском конгрессе, был уже завершен. Дальнейшее продолжение войны становилось делом только Македонии или скорее македонского царя. И хотя многие из отпущенных остались в войске Александра, но остались они уже, как говорит Арриан (III, 19, 6), «на свой страх», т. е. в качестве наемников. С этого момента и цель похода, и ее идеологическое оформление меняются. После смерти Дария Александр стал считать себя законным владыкой Персидской державы. Он наказал убийц Дария, распорядился похоронить его в соответствии с персидскими традициями и начал преследование Бесса, как узурпатора.

Стремление Александра продолжить поход, чтобы подчинить все ранее подвластные персам земли, назначение на административные должности местных правителей, добровольно перешедших на сторону македонян, включение в царскую свиту персов, введение в употребление некоторых элементов персидской одежды и персидских обычаев — все это свидетельствовало о том, что Александр уже считал себя не только басилевсом македонян, но и царем персидской, а вернее — всей подвластной ему державы. Эту новую политическую доктрину принимали далеко не все македоняне из царского окружения. Недовольство вылилось в заговор против Александра, в котором был замешан один из виднейших командиров — хилиарх конницы гетайров Филота, сын Пармениона. Дело о заговоре Александр вынес на судебное решение македонского войскового собрания, большинство которого поддержало Александра. Филота и другие заговорщики были признаны виновными и казнены, был

6 По Арриану (III, 16, 7), было захвачено 50 тыс. талантов! Напомним, что к началу похода в македонской казне было 60 талантов.
7 В том числе статуи тираноборцев Гармодия и Аристогитона, которые Александр вернул в Афины.
8 Некоторые современные исследователи считают, что это произошло позднее, после смерти Дария.
400

также осужден и убит Парменион, находившийся в то время в Мидии. Одновременно было проведено переформирование воинских частей: войска, подчинявшиеся ранее Пармениону, были разделены между тремя стратегами, подчинявшуюся Филоте конницу гетайров также разделили между двумя гиппархами. Кроме того, по словам Диодора (XVII, 80,4), Александр «отобрал тех македонян, которые дурно говорили о нем, кто негодовал на гибель Пармениона, тех, кто в письмах, отправленных родным в Македонию, дурно отзывался о царских намерениях; он соединил их в один отряд под названием „отряд беспорядочных“, так как боялся, чтобы они своим ропотом и свободными речами не развратили остальное войско».

Справившись с оппозицией в армии, Александр продолжил поход в северо-восточные сатрапии — Парфию, Арию, Дрангиану, Арахозию, Бактрию и Согдиану. Но обстановка в этих сатрапиях и отношение к македонянам и грекам были совершенно иными. Уцелевшие сатрапы и местная знать, пользуясь крахом державы Ахеменидов и надеясь на труднодоступность своих резиденций, рассчитывали сохранить независимость. Бактрийская конница и другие воинские контингенты из восточных сатрапий, составлявшие наиболее боеспособную часть персидской армии, отступив к границам своих земель, стали оказывать упорное сопротивление завоевателям. Греко-македонская армия испытывала трудности со снабжением, проходя по опустошенным врагами или бесплодным территориям, в тылу у нее неоднократно вспыхивали восстания, но тем не менее она упорно двигалась на восток. Потребовалось около двух лет, чтобы подчинить население Согдианы и Бактрии, неоднократно восстававшее против македонского господства; приходилось строить города-крепости, оставлять там сильные гарнизоны.

Постепенно изменялся состав армии: уменьшилось ее греко-македонское ядро в результате потерь и за счет размещения части воинов в гарнизонах завоеванных сатрапий, а ее пополнение все более осложнялось огромным расстоянием, отделявшим армию от родины. Александр все чаще прибегал к набору воинов из подчиненных местных племен (ко времени индийской кампании в состав армии входили отряды даев, согдов, бактрийцев и др.), в управлении армий возросло значение военачальников из персов и из местного населения, обязанных своим положением Александру. Вместе с этим изменилось моральное состояние армии: цели похода уже не казались столь возвышенными, усилились тенденции к грабежу и личному обогащению, упала и дисциплина; для ее поддержания приходилось прибегать к жестким мерам (например, уничтожение накопленного обозного имущества). Все это находило отражение и в настроениях ближайшего окружения царя. Вновь возник заговор против Александра, вошедший в историю как «заговор пажей», т. е. знатной молодежи, несшей охрану царя. Древние авторы связывают с этим событием также опалу и казнь придворного историографа Каллисфена, племянника Аристотеля (сочинения которого впоследствии легли в основу апологетических «Историй Александра»), и смерть Клита, одного из близких друзей Александра, убитого им во время пира. Причину всего случившегося они видели в изменении характера и взглядов Александра, в его попытках навязать восточные, варварские и деспотические обычаи и идеи «свободолюбивым» эллинам и македонянам. Но эта морализующая оценка событий отражает лишь внешнюю сторону отмеченных выше изменений в армии. Основная масса воинов и командного состава, по-видимому, продолжала поддерживать Александра, и подавление заговора пажей не повлекло за собой каких-либо изменений в структуре и управлении войском. Однако самый факт заговора заставил Александра, по словам древних авторов, отказаться от намерения ввести обычай проскинесиса (падение ниц перед царем).

401

Подчинив среднеазиатские сатрапии отчасти силой, отчасти привлечением на свою сторону местной знати (в этом плане можно рассматривать и брак с Роксаной, дочерью одного из бактрийских династов), Александр направился весной 327 г. на юг, в Индию, о богатстве которой рассказывались легенды, и потому этот поход не встретил оппозиции в армии. Индийская кампания также длилась около двух лет. В результате сражений и с помощью мирных переговоров Александр подчинил западные царства, расположенные в Пятиречье (по притокам Инда). После победы над Пором, правителем наиболее сильного из них, македонская армия вышла к Гифасису — восточному притоку Инда, откуда открывался путь в Восточную Индию, в долину Ганга, о чем греки узнали лишь впервые. Согласно античной традиции, Александр, одержимый идеей подчинить всю ойкумену, был намерен продолжить поход, но армия, утомленная битвами и переходами в непривычных условиях, отказалась от дальнейшего движения на восток. Среди солдат начались волнения; созванное Александром совещание военачальников также высказалось за возвращение на родину.

Но и обратный путь оказался нелегким. По рекам — на судах и по берегу — армия спустилась к морю, подчиняя по пути города и крепости народов, живших по побережью Инда (в одной из этих экспедиций Александр едва не погиб). От устья Инда часть армии под командованием Неарха отправилась морем к устью Евфрата и Тигра, другую часть Александр повел по побережью Индийского моря через безводные районы Гедрозии, а еще одна часть — македонская пехота и слоны — еще задолго до прибытия к морю была отправлена во главе с Кратером через Арахозию и Дрангиану, по-видимому, по одному из известных в то время караванных путей. В начале 324 г. флот Неарха вошел в устье Тигра, а войска, отправившиеся сухопутным путем, прибыли в Сузы. Здесь было торжественно отпраздновано завершение похода. При этом, очевидно, в знак образования новой, македоно-персидской державы были отпразднованы свадьбы Александра, его военачальников и воинов с женщинами покоренных народов.

Теперь на первое место перед Александром и его «друзьями» выдвинулась задача организации управления этой державой. Во время похода Александр поручал управление завоеванными областями (сохраняя в основном прежнее административное деление) стратегам — командирам гарнизонов и сатрапам, которых он выбирал из числа «друзей» или перешедших на его сторону персидских вельмож; для сбора податей иногда назначались специальные лица. Однако многие из сатрапов и начальников гарнизонов или оказались неблагонадежными, или своими хищениями и вымогательством вызывали недовольство местного населения, или просто не справились со своими обязанностями. Не меняя сложившейся системы управления, Александр смещал и казнил провинившихся и заменял их новыми.

Сразу же по возвращении из похода встал вопрос о реорганизации армии. Александр объявил о роспуске и отправке на родину значительной части ветеранов из македонской пехоты и конницы, предполагая пополнить фалангу и гетайров воинами из восточных сатрапий, обученных македонскому военному искусству. Однако это вызвало возмущение в армии, стоявшей в это время в Описе; конфликт был урегулировав взаимными уступками: ветераны, щедро награжденные Александром, под командованием Кратера, который должен был сменить Антипатра, направлялись в Македонию, а Антипатр должен был привести пополнение для македонских частей. В полках из обученных по-македонски туземных воинов в каждом подразделении македонянам предоставлялись командные должности и повышенное жалованье. Примирение с ветеранами закончилось грандиозным пиром, на котором, по словам Арриана

402

(VII, 11, 9), совершались возлияния и молились «о согласии и единении царств македонского и персидского».9

Важным элементом в организации управления державой становились вновь основанные Александром (или уже существовавшие ранее) города, где размещались гарнизоны и поселялись непригодные к дальнейшей военной службе македоняне и греки. Новые города возводились в стратегически важных пунктах и на перекрестках торговых путей; некоторые из них впоследствии выросли в крупные административно-торговые центры, получили статус полиса.

В научной литературе большое внимание уделяется отношению Александра к полисам Греции, Эгеиды и Малой Азии. Несомненно, что позиция Александра в этом вопросе не была однозначной и определялась конкретной политической ситуацией (что было отмечено еще И. Дройзеном). Если в начале похода, чтобы обеспечить прочность тыла и успех военных операций в Малой Азии, осуществлялась политика освобождения полисов от персидского господства и связанных с ним экономических и политических тягот, в частности от олигархических и тиранических режимов, поддерживаемых персами, то постепенно эта политика меняется, и после завершения похода и создания огромной державы с центром в Месопотамии полисы Греции и Малой Азии стали рассматриваться уже как мелкие политические единицы на периферии державы, обязанные подчиняться предписаниям верховной власти. Отражением этой политики является оглашенное в 324 г. на Олимпийских играх предписание Александра о возвращении в греческие полисы всех изгнанников, кроме виновных в святотатстве и убийстве. При этом Антипатру поручалось применить силу к тем полисам, которые откажутся принять изгнанных. Этот акт был открытым нарушением постановлений Коринфского конгресса: по сути дела, Александр вмешивался во внутренние дела полиса, отменял решения народных собраний.

Осуществление царского предписания привело к обострению социальной борьбы внутри полисов, новому перераспределению собственности в пользу возвращавшихся. Политическая обстановка в Греции накалилась. В Афинах, для которых эдикт об изгнанниках грозил выселением клеру-хов с Самоса, шли бурные дебаты в народном собрании. Как раз в это время в Пирее появился Гарпал, казначей Александра в Вавилонии, бежавший от расправы за расхищение казны. Распоряжаясь флотом, наемниками и большой суммой денег, он рассчитывал найти благоприятный прием и укрепиться в Афинах. Однако афиняне не решились на открытое выступление против царя и отказались впустить Гарпала с войском в город 10. Вопрос об изгнанниках они надеялись решить мирным путем, отправив к царю послов. Видимо, в связи с отправкой посольства обсуждался на народном собрании и вопрос о признании Александра богом. Но пришедшее вскоре известие о смерти Александра резко изменило позицию афинян и всю политическую ситуацию в Греции в целом.

К весне 323 г. Александр, объехав после возвращения из индийского похода Перейду, Сузиану и Мидию, прибыл в Вавилон и начал подготовку к новому походу — к берегам Аравии. Но когда уже был назначен срок выступления войска и флота, он заболел и через несколько дней,

10 июня 323 г., скончался. Это неожиданное событие имело весьма серь-

9 Этот факт, а также упомянутое выше свадебное празднество — акты, по существу политические,— некоторые исследователи (В. Тарн, Робинсон, П. Клоше и др.) рассматривают как стремление Александра осуществить «идею всеобщего братства» путем «смешения народов».
10 Когда же Гарпал, отведя флот к мысу Тенар, снова прибыл в Афины для переговоров, его взяли под стражу, чтобы выдать царю; лишь с помощью подкупа ему удалось бежать. За этим последовал длительный политический процесс по делу Гарпала, в ходе которого Демосфен и другие политические деятели были обвинены во взяточничестве.
403

езные последствия. Из наследников династии никого не осталось, кроме слабоумного Арридея — побочного сына Филинна. В окружении Александра было несколько талантливых военачальников и администраторов, но не было человека, чей авторитет как полководца и политика приближался бы к царскому, и потому сразу же развернулась ожесточенная борьба за власть между преемниками Александра.

Смертью Александра завершился краткий, но весьма важный, переломный период в истории Восточного Средиземноморья и Передней Азии, тесно связанный в памяти потомков с его именем.

Личность Александра и в античности, и в новое время привлекала к себе огромное внимание. Существует обширная литература — от легенд и сказаний до серьезнейших и детальных исследований, где даются самые различные (и апологетические, и критические) оценки его деятельности, его взглядов и характера. Прослеживается влияние на формирование морального облика и взглядов Александра его матери — страстной почитательницы Диониса, жестокой и фанатичной Олимпиады, его отца Филинпа II, необузданного в частной жизни, но трезвого, расчетливого политика и одаренного правителя, его воспитателей и учителей — родственника по матери Леонида, с раннего детства прививавшего ему моральные нормы, навыки и знания, необходимые для знатного македонянина, и Аристотеля, обучавшего его в 13—17-летнем возрасте греческой литературе, философии и природоведению и ознакомившего его со своими концепциями государственного устройства; рассматривается также влияние на Александра той среды, в которой он вырос и жил,— его друзей и соратников, чьей помощью и поддержкой он пользовался в осуществлении своих замыслов. Одни авторы подчеркивают неуравновешенность, мистическую настроенность Александра, усиление со временем деспотических черт его характера, недальновидность и непродуманность его деятельности как правителя огромной империи; другие акцентируют внимание на его полководческом таланте, личном мужестве, умении воодушевлять и поддерживать боевой дух в армии, на его одержимости идеей подчинить всю ойкумену, его неукротимой энергии и любознательности. Его изображают то филэллином, то истинным македонянином, то провозвестником идеи о всемирном братстве народов. Но как бы ни оценивать самого Александра и его деятельность, остается несомненным, что результаты предпринятого им и его сподвижниками похода открыли новую эпоху в истории и культуре европейских и азиатских народов.

2. ОБРАЗОВАНИЕ ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВ

К моменту смерти Александра Македонского его держава охватывала Балканский полуостров, острова Эгейского моря, Малую Азию, Египет, всю Переднюю Азию, южные районы Средней Азии и часть Центральной Азии до нижнего течения Инда. Впервые в истории такая огромная территория оказалась в рамках одной политической структуры. В процессе завоеваний были разведаны и освоены (путем основания городов, размещения гарнизонов, устройства колодцев и т. п.) пути сообщения и торговли между отдаленными областями. Избыточному населению греческих полисов и городов Финикии и Междуречья были открыты широкие возможности для колонизации и эксплуатации завоеванных территорий. Однако переход к мирному освоению новых земель произошел не сразу, первые десятилетия были наполнены ожесточенными столкновениями между полководцами Александра — их обычно называют диадохами (преемниками),— боровшимися за раздел его наследия.

Важнейшей политической силой и материальной опорой государственной власти в державе Александра была армия, она и определила формы

404

управления государством после его смерти. В результате непродолжительной борьбы между пехотой и гетайрами было достигнуто соглашение, по которому держава сохранялась как единое целое, а наследниками Александра были провозглашены Арридей (ставленник пехоты, получивший по воцарении имя Филипп III) и рожденный Роксаной спустя некоторое время после смерти Александра его сын Александр IV. Фактически же власть оказалась в руках небольшой группы знатных македонян, занимавших при Александре высшие воинские и придворные должности; регентом, по существу, оказался Пердикка, так как Кратер, назначенный простатом (главой, правителем) царства, был в пути, сопровождая ветеранов в Грецию. Управление Грецией и Македонией было оставлено за Антипатром, Фракия передана Лисимаху. В Малой Азии самое влиятельное положение занимал Антигон, сатрап Великой Фригии, получивший к тому же Ликию и Памфилию; доставшиеся греку Евмену из Кардии (занимавшему должность секретаря при Александре) сатрапии Пафлагонию и Каппадокию, по существу, еще предстояло завоевать, так как они лишь номинально входили в державу Александра. Египет был передан в управление Птолемею Лагу, восточные области остались под властью сатрапов, назначенных Александром. Командующим конницей гетайров был поставлен Селевк.

Известие о смерти Александра вызвало новую вспышку антимакедонского движения в Греции, и прежде всего в Афинах. В афинском народном собрании преобладание получили враждебные Македонии группировки во главе с Гиперидом. Совет пятисот вступил в переговоры с Леосфеном, одним из командиров наемников, участвовавшим в походах Александра, афинянином по происхождению, находившимся в это время с отрядом в 8 тыс. воинов у мыса Тенар в Пелопоннесе; во многие полисы были разосланы посольства с призывом начать войну за освобождение Греции; Демосфен, находившийся в изгнании, с торжеством вернулся на родину. К Афинам примкнули Этолия, Фокида, Локрида, часть фессалийцев и некоторые города Пелопоннеса. Армиям афинян и их союзников под командованием Леосфена удалось оттеснить войска Антипатра за Фермопилы и осадить в городе Ламии (поэтому последующие события обычно называют Ламийской войной), после чего к восставшим присоединились остальные фессалийцы, Аргос и Коринф. Но затем с подходом Кратера перевес сил оказался на стороне македонян: греческий флот был разбит у о. Аморгос, а сухопутные войска — в битве при Кранноне (322 г.). Сопротивление греков было сломлено. Антипатр сурово расправился с побежденными. Наибольшее наказание понесли Афины, как зачинщик войны: на город была наложена контрибуция, в Мунихии размещен македонский гарнизон, на Самос возвращены изгнанники, демократия была ликвидирована, вожди казнены (Демосфен, спасаясь от преследователей, принял яд). По установленному цензу (владение имуществом в 2000 драхм), как сообщает Плутарх (Фокион, XXVIII), более 12 тыс. афинян лишились гражданских прав и часть их была переселена Антипатром во вновь основанный полис во Фракию.

Во Фракии в это время назначенный туда сатрапом Лисимах вел войну с царем одрисов Севтом III, пытаясь вновь подчинить его Македонии. А в восточной половине державы Пердикка, используя настроения в армии, привыкшей жить грабежом завоеванных территорий, пытался упрочить свое единовластие. Ему удалось подчинить Каппадокию, по его поручению сатрап Мидии Пифон подавил восстание греко-македонских войск в Бактрии, покинувших гарнизоны и двигавшихся на запад с намерением вернуться на родину. Но действия Пердикки против Птолемея, захватившего отправленный в Македонию гроб с телом Александра, натолкнулись на сопротивление других сатрапов и военачальников и положили начало длительному периоду борьбы диадохов. Сведения об этом

405

периоде, сохранившиеся в источниках, отрывочны и запутанны, можно наметить лишь основные линии исторического процесса.

Поход Пердикки в Египет (321 г.) оказался малоуспешным, вызвал недовольство армии, в результате чего он был убит своими же командирами. В это время в Малой Азии в столкновении с Евменом, оставленным Пердиккой для обороны тыла, погиб Кратер. После этих событий в Трипарадисе (в Сирии) произошло второе распределение должностей и сатрапий (321 г.). Регентство перешло к Антипатру, правившему Грецией и Македонией, к нему вскоре была перевезена царская семья. Антигон получил полномочия стратега-автократора Азии, и в его ведение перешли все царские войска, находившиеся там. Таким образом, центр державы как бы переносился на запад, но так как большая часть армии оставалась на востоке, то значение должности регента, естественно, уменьшалось. Селевк получил сатрапию Вавилонию, были произведены некоторые перемещения среди второстепенных сатрапов. Война с Евменом и другими сторонниками Пердикки была поручена Антигону. Решения, принятые в Трипарадисе, свидетельствуют о том, что диадохи, сохраняя номинальное единство державы под властью македонской династии, фактически уже начинают отказываться от организационного единства империи.

В ближайшие два года Антигон почти полностью вытеснил Евмена из Малой Азии, но в 319 г. умер Антипатр, передав свои полномочия Полиперхонту, одному из старых и преданных македонской династии полководцев, и политическая ситуация вновь резко изменилась. Против Полиперхонта выступил сын Антипатра Кассандр, нашедший поддержку у Антигона. В ответ на это Полиперхонт вступил в сношения с Евменом и от имени царей назначил его стратегом Азии (взамен Антигона), предоставив ему полномочия распоряжаться царской казной для набора войска. В короткое время Евмен набрал значительную армию, война диадохов возобновилась с новой силой.

Важнейшим плацдармом стали Греция и Македония, где в борьбу между Полиперхонтом и Кассандрой были втянуты и царский дом, и македонская знать, и греческие полисы.

Чтобы ослабить Кассандра, гарнизоны которого стояли в Афинах и других городах, и привлечь на свою сторону греческие полисы, Полиперхонт от имени царей издал указ (сохранившийся в пересказе Диодора — XVIII, 56) о восстановлении в Греции «свободы» — политического статуса, существовавшего до Ламийской войны, в результате чего в Афинах и других городах произошли антиолигархические перевороты. Для повышения авторитета своей власти Полиперхонт пригласил переехать в Македонию царицу Олимпиаду, мать Александра, жившую в Эпире при дворе своего брата, и взять на себя воспитание внука. Олимпиада, издавна враждовавшая с домом Антипатра, вторглась в Македонию с небольшим войском из эпиротов, захватила и казнила Филиппа III Арридея, его жену Евридику и еще ряд знатных македонян, в том числе брата Кассандра, сводя старые счеты.

Кассандр поспешно двинулся в Македонию, окружил Пидну, где укрылась Олимпиада, и после длительной осады в 316 г. добился ее выдачи. Не решаясь самовластно учинить расправу над старой царицей, женой Филиппа II и матерью Александра, он передал ее суду войскового собрания и с помощью родственников казненных Олимпиадой знатных македонян добился ее осуждения и казни. Александр IV и его мать Роксана также оказались в руках Кассандра, но уже не на положении царствующей семьи, а скорее в качестве пленников или заложников.

Успехи Кассандра в Македонии, нерешительность и неудачи Полиперхонта имели следствием смену ориентации в греческих полисах. Афины, не получая помощи от Полиперхонта, начали переговоры с Кассанд-

406

ром, гарнизон которого занимал Пирей. В результате заключенного компромиссного договора афиняне сохранили свою территорию и флот, но в Мунихии и в Панакте (пограничной с Беотией крепости) были оставлены македонские гарнизоны; восстанавливалась введенная Антипатром цензовая конституция, но ценз был снижен с 2000 до 1000 драхм; во главе полиса был поставлен наместник (эпимелет) Деметрий Фалерский, философ-перипатетик умеренно-олигархических взглядов, управлявший Афинами в течение 10 лет (318—308 гг.).

Снисходительное отношение Кассандра к Афинам и предпринятое им восстановление Фив, разрушенных Александром в 335 г., способствовали расширению его влияния в Греции. Женитьба на Фессалонике, дочери Филиппа II, сводной сестре Александра, открывала Кассандру легитимный путь к македонскому престолу, но ситуация в восточной половине державы удерживала его от последнего решительного шага к царской власти.

К 316 г. Антигон, одержав победу над Евменом и сатрапами Мидии, Персиды и Вавилонии, стал самым могущественным из диадохов: помимо названных сатрапий, в его владения входила значительная часть Малой Азии, к тому же он обладал огромными денежными средствами для найма и содержания армии. Возникла угроза распространения его власти и на другие сатрапии. Это заставило Птолемея, Селевка и Кассандра заключить союз против Антигона, к ним примкнул и Лисимах, до сих пор не вмешивавшийся в борьбу диадохов, так как был занят расширением и укреплением своих владений во Фракии и на западном побережье Черного моря. Началась новая серия сражений на море и на суше в пределах Сирии, Финикии, Вавилонии, Малой Азии, Греции и Фракии.

Война между Антигоном и коалицией шла с переменным успехом. Антигон сделал попытку закрепиться во Фракии. Вероятно, не без его влияния против Лисимаха восстали Каллатия и другие западнопонтийские города в союзе с соседними скифскими и фракийскими племенами. В поддержку им Антигон выслал флот и сухопутную армию и заключил военный союз с царем одрисов Севтом. Однако Лисимах успешно справился с противниками, не дав им объединить свои силы (сопротивление продолжала оказывать лишь Каллатия). В 311 г. между Антигоном, Птолемеем, Кассандром и Лисимахом был заключен мир, свидетельствующий, что никто из них не достиг своей цели: Антигон вынужден был признать Кассандра стратегом Европы, Кассандр — согласиться с предоставлением независимости греческим городам, Птолемей — отказаться от притязаний на Сирию, а Лисимах — на Геллеспонтскую Фригию. Хотя в соглашении о мире еще фигурировало имя царя Александра IV, фактически о единстве державы уже не было речи, диадохи выступали как самостоятельные независимые правители подвластных им территорий. К тому же во многом соглашение оказалось фикцией, и война возобновилась.

К 307 г. исчезла последняя формальная связь между частями бывшей державы Александра: Роксана и ее сын были убиты по распоряжению Кассандра. С целью завладеть Македонией и македонским престолом Антигон начал подготовку стратегической базы в Греции. Еще до этого на Кикладах под его протекторатом был создан Союз несиотов (островитян) с центром на Делосе. В 307 г. Антигон отправил своего сына Деметрия с сильным флотом к Афинам и провозгласил «освобождение» греческих полисов. Деметрий изгнал гарнизоны Кассандра из Аттики, в Афинах была восстановлена демократия, за что демос декретировал божеские почести Антигону и Деметрию.

Греческие полисы играли важную роль в первую очередь как стратегические опорные пункты, но, очевидно, не в меньшей степени и как арсеналы вооружения и источники пополнения командного и рядового состава армии. Вопрос о взаимоотношениях диадохов с полисами имел и

407

социально-психологический аспект, так как значительная часть армий состояла из греческих наемников. Используя социально-политическую борьбу внутри полисов и традиционные тенденции к политической независимости, диадохи — Полиперхонт, Антигон, Птолемей — провозглашали «свободу» греческих полисов. Демагогический характер манифестов об «освобождении» греческих полисов отчетливо вырисовывается из сохранившейся надписи из Скепсиса (OGIS, 5), содержащей послание Антигона в связи с заключением мира в 311 г., в котором соглашение, заключенное диадохами, изображается как забота Антигона о «свободе эллинов, ради которой мы (т. е. Антигон) делали немалые уступки». Оказывая поддержку то демосу, то олигархии, диадохи добивались при этом права размещать свои гарнизоны на территории полисов. Политические перевороты сопровождались конфискациями, изгнаниями и казнями, столкновения диадохов из-за того или иного полиса влекли за собой жестокие репрессии и разграбление.

Но успех в Греции во многом зависел от господства на море, где наиболее серьезным соперником был Птолемей, располагавший мощным флотом и портами в союзных с ним греческих полисах. В 306 г. возле Саламина на Кипре Деметрий, сын Антигона, разгромил флот Птолемея. После этой крупной победы Антигон присвоил себе и Деметрию царские титулы, заявив тем самым уже открыто претензию на македонский престол. В ответ на это Лисимах, Кассандр, Птолемей и Селевк также провозглашают себя царями. Предпринятый затем поход против Египта оказался неудачным для Антигона, тогда он направил удар против Родоса, одного из наиболее важных в стратегическом и экономическом отношении союзников Птолемея. В результате двухлетней (305—304 гг.) осады Деметрием (получившим за искусную осаду прозвище Полиоркета — Осаждателя города) Родос вынужден был заключить мир с Антигоном. Только после этого Деметрию удалось добиться значительных успехов в Греции: он изгнал гарнизоны Кассандра из ряда городов Пелопоннеса, возобновил Коринфский союз, объявил «свободной» всю Грецию и двинулся в Фессалию. Возникла реальная угроза для Кассандра и Лисимаха.

К этому времени Селевк, пользуясь тем, что силы и цели Антигона были направлены на усиление его позиции на западе, совершил поход по восточным сатрапиям вплоть до Индии и вернулся в Вавилон, обладая достаточно крупными материальными ресурсами и военными силами, чтобы вступить в борьбу с Антигоном. Вновь против Антигона объединились все его противники, в решающем сражении при Ипсе в 301 г. Лисимах, Селевк и Кассандр нанесли полное поражение Антигону, сам он погиб в бою. Деметрий с остатками войска отступил к Эфесу; в его власти оставались еще сильный флот и некоторые города Малой Азии, Греции и Финикии. Владения Антигона были поделены главным образом между Селевком и Лисимахом; Птолемей, ограничившийся захватом Южной Сирии и не участвовавший в разгроме Антигона, удержал лишь фактически занятые им районы. Битву при Ипсе в известной мере можно считать рубежом, положившим начало существованию одного из крупнейших эллинистических государств — царства Селевкидов, включившего в себя все восточные и переднеазиатские сатрапии державы Александра и некоторые районы Малой Азии. Несколько раньше определились границы царства Птолемеев: в него вошли Египет, Киренаика и Келесирия. Только этим можно объяснить тот факт, что Птолемей Керавн вскоре после убийства им в 280 г. Селевка был провозглашен царем Македонии, почти не имея для этого законных оснований11.

11 Птолемей Керавн был старшим сыном Птолемея I, а по матери — внуком Антипатра и кузеном Кассандра. Незадолго до этого (в 2S5 г.) он бежал из Египта, так как Птолемей объявил своим соправителем и наследником младшего сына — Птолемея II.
408

Помимо разорительных династических войн, в начале 270-х годов Македония и Греция подверглись опустошительному вторжению кельтских племен, массовые передвижения которых с конца IV в. охватили всю Южную Европу. По сообщению Павсания (X, 19—23), кельты-галаты тремя отрядами двинулись на Балканский полуостров; в начале 279 г. отряд во главе с Болгием вторгся в Македонию. В первом же столкновении с кельтами македоняне потерпели поражение, Птолемей Керавн погиб. Около двух лет Болгий разорял страну, пока не осел в Иллирии. Второй отряд кельтов под предводительством Бренна направился в Среднюю Грецию. Попытка греков остановить его у Фермопил оказалась безуспешной. Опустошая по пути греческие города, Бренн направился к Дельфам, рассчитывая захватить сокровища храма Аполлона. Силы защищавших храм фокейцев и других членов дельфийской амфиктионии были незначительны, но тяжелое ранение Бренна, начавшееся землетрясение и сильные морозы и снег — что было истолковано как гнев богов — вызвали паническое отступление кельтов, во время которого они были разгромлены этолийцами. Третья волна кельтского вторжения захлестнула Фракию. Отсюда в 278 г. часть кельтов переправилась через проливы в Малую Азию (где они в течение ряда лет совершали опустошительные походы, а затем осели в Галатии), часть осталась на территории Фракии, угрожая новыми вторжениями в соседние государства.

Однако в 277 г. Антигону Гонату, сыну Деметрия Полиоркета, который продолжал удерживать под своей властью некоторые греческие города, захваченные еще Деметрием, и располагал значительными военными силами и флотом, удалось в сражении под Лисимахией во Фракии нанести сокрушительный разгром крупному отряду галатов. Тем самым он не только освободил Македонию и Грецию от угрозы кельтских вторжений, но и обеспечил себе доступ к македонскому престолу. Вскоре Антигон Гонат был провозглашен царем Македонии и положил начало новой династии — Антигонидов. Таким образом, третье крупное эллинистическое государство также обрело относительную территориальную и политическую стабильность.

Полувековой период борьбы диадохов был, по существу, периодом становления нового эллинистического общества со сложной социальной структурой и новым типом государства. В деятельности диадохов, руководствовавшихся субъективными интересами, проявлялись в конечном счете объективные тенденции исторического развития Юго-Восточной Европы, Средиземноморья и Передней Азии — потребность в установлении тесных экономических связей глубинных районов с морским побережьем и связей между отдельными областями Средиземноморья, а вместе с тем тенденция к сохранению сложившейся этнической общности и традиционного политического и культурного единства отдельных районов; потребность в обеспечении безопасности и регулярности торговых сношений, развития городов как центров торговли и ремесла; потребность в освоении новых земель для прокормления возросшего населения и, наконец, потребность культурного взаимодействия как необходимого условия дальнейшего развития культуры. Несомненно, что индивидуальные особенности государственных деятелей, соперничавших в борьбе за власть, их военные и организаторские таланты или, наоборот, бездарность и политическая близорукость, энергия и неразборчивость в средствах для достижения целей, жестокость, пренебрежение к человеческой жизни, корыстолюбие — все это осложнило ход событий, придало ему острую драматичность, усилило роль случайных факторов. И тем не менее в целом можно выявить некоторые общие черты политики диадохов.

Каждый из них стремился объединить под своей властью внутренние и приморские области, обеспечить господство над важными путями, торговыми центрами и портами. Каждый нуждался в сильной армии как

409

предпосылке и единственной реальной опоре власти. Основной костяк армии, как правило, состоял из македонян и греков, входивших ранее в царское войско и в состав гарнизонов, оставленных в крепостях во время походов Александра, а также из наемников, навербованных в Греции (на мысе Тенар в Пелопоннесе, на Крите и в других местах вербовки) . Средства для их оплаты и содержания отчасти черпались из сокровищ, награбленных Александром или самими диадохами, но достаточно остро стоял вопрос и о сборах дани или податей с местного населения, а следовательно, об организации управления захваченными территориями и налаживании экономической жизни. Эти моменты, очевидно, оказались решающими для упрочения положения того или иного диа-доха. Так, например, Антигон, захвативший все сокровища царской казны, остававшейся в Азии, по-видимому, меньше, чем другие диадохи, заботился о налаживании экономики и управления в подвластных землях, и это в какой-то мере предопределило исход борьбы.

Перед каждым из диадохов стояла проблема взаимоотношений с местным, негреческим населением. Здесь заметны две тенденции: одни продолжали политику Александра, направленную на сближение греко-македонской и местной знати и использование местных традиционных форм социальной и политической организации, другие проводили более жесткую политику по отношению к местным слоям населения, как к завоеванным и полностью бесправным. В отношениях с дальними восточными сатрапиями все диадохи вынуждены были придерживаться сложившейся при Александре практики (возможно, восходящей к персидскому времени) : власть была предоставлена местной знати на условиях признания зависимости и выплаты определенных денежных и натуральных поставок. Селевк, совершивший поход по восточным сатрапиям, добился лишь признания своей верховной власти и соответствующих поставок. Птолемей Лаг, как показывают более поздние документы, сохранял без существенных изменений социально-политическую структуру Египта в качестве опоры своей монархической власти. Очевидно, в том же плане действовал Селевк в Вавилонии.

Одним из средств экономической и политической консолидации складывавшихся эллинистических государств было основание новых полисов. Диадохи продолжили практику основания новых городов, начатую Александром, но она приобрела некоторые новые черты. Новые полисы основывались и как стратегические пункты, и как административные и экономические центры. Одни из них возводились заново на пустующих землях, заселялись выходцами из Греции, Македонии и иных мест и получали полисную структуру; другие возникали путем добровольного или принудительного синойкизма, т. е. соединения в один полис двух или нескольких небольших городов или сельских поселений, третьи — путем реорганизации восточных городов, пополненных греко-македонским населением. Характерно, что новые полисы появляются во всех областях эллинистического мира, но их число, расположение и способ возникновения отражают и специфику времени, и исторические особенности отдельных областей. Так, во внутренних, густо заселенных и развитых районах Египта Птолемей основал лишь один полис — Птолемаиду в Верхнем Египте, в наиболее важном в стратегическом отношении районе; Селевк и его преемники основали значительное число полисов во внутренних сатрапиях, и особенно в приморских районах Сирии и Малой Азии, руководствуясь не только стратегическими, но и экономическими и политическими расчетами12. Новые полисы были основаны и

12 По сообщению Аппиана (Syr., 57), Селевк основал около 55 городов. Вообще о городах, основанных на территории державы Селевкидов, см.: Кошеленко Г. А. Греческий полис на эллинистическом Востоке. М., 1979, с. 80—180.
410

на территории Балканского полуострова: Лисимах основал город своего имени на Херсонесе Фракийском, разрушив город Кардию, Кассандр — Фессалоникию в Фермейском заливе, недалеко от Пеллы, и Кассандрию на Халкидике, на месте разрушенной Потидеи, Деметрий — город Деметриаду в Фессалии. Все они возникли как портовые города в результате принудительного синойкизма соседних мелких поселений.

Греческие полисы Западного Средиземноморья не принимали участия в походах Александра Македонского (в источниках встречаются лишь единичные упоминания о присутствии в армии Александра греков из Сицилии и Южной Италии), но в какой-то мере оказались втянутыми в напряженную военную и политическую борьбу периода диадохов. Очевидно, причину этого следует искать в том, что в Западном Средиземноморье в несколько иной форме шел тот же процесс вытеснения полиса как самостоятельной государственной единицы более крупными государственными объединениями, включающими и полисы, и племенные территории. Инициатива здесь принадлежала Риму и Карфагену, но и греческие политические деятели, и полководцы также пытались создать державу, сходную с царствами, возникавшими в Восточном Средиземноморье.

Первой эфемерной попыткой в этом направлении были завоевания царя эпиротов Александра Молосского (334—331 гг.). Более долговременной и обширной по территории была держава Агафокла (316— 289 гг.). Захватив с помощью наемного войска власть в Сиракузах, Агафокл, провозглашенный стратегом-автократором и эпимелетом полиса, истребил или изгнал враждебную ему олигархию и начал подчинение соседних сицилийских полисов, что неизбежно привело к столкновению с Карфагеном, владевшим западным побережьем острова. Потерпев поражение, осажденный в Сиракузах Агафокл совершил с отрядом наемников и освобожденных рабов дерзкую экспедицию на территорию Карфагена в Африке, и ему удалось достичь немалых успехов. Кроме того, он заключил военный союз с правителем Киренаики македонским полководцем Офеллой и сумел привлечь на свою сторону некоторые подвластные Карфагену города.

Война в Африке ослабила позиции противников в Сицилии, где греческие полисы во главе с Акрагантом не только освободили всю южную часть острова, но и поставили под угрозу господство Агафокла в Сиракузах. Это заставило Агафокла вернуться в Сиракузы, бросив войско в Африке на произвол судьбы. В 306 г. он заключил мир с Карфагеном на выгодных для него условиях (владения Карфагена в Сицилии ограничивались территорией, которой он владел до начала войны) и в течение 307—304 гг. подчинил своей власти восточную часть Сицилии. В это же время Агафокл вслед за диадохами провозгласил себя царем: этот титул появляется на выпускаемых им монетах. Упрочив свое положение в Сицилии, он начал завоевания в Южной Италии и Адриатике, поддерживая тесные дипломатические связи с царями Египта, Эпира, Македонии. К концу 290-х годов политическая борьба в державе Агафокла обострилась, и после его смерти в 289 г. держава распалась, в Сиракузах была восстановлена демократия.

О характере власти Агафокла в науке нет единого мнения: одни видят в ней вариант позднегреческой тирании с присущей ей демагогической окраской, другие сближают ее с властью эллинистических монархов, но, видимо, более правы те, кто рассматривает ее как синтез тех и других начал: тирания в отношении к Сиракузам и авторитарная монархическая власть на завоеванной территории.

Еще одну попытку создать в Западном Средиземноморье державу эллинистического типа сделал царь эпиротов Пирр. После неудачной попытки завладеть македонским троном он отправился в 280 г. с войском в Италию на помощь Таренту, воевавшему в союзе с южноиталий

411

скими племенами против Рима. Одержав в первом столкновении с римлянами победу, в результате которой Лукания и большинство греческих полисов Италии перешли на его сторону, Пирр двинулся в Апулию; в сражении под Аускулом в 279 г. он вновь добился победы, но ценой слишком больших потерь («Пиррова победа»). К тому же испортились его отношения с Тарентом и другими греческими полисами. Поэтому, оставив гарнизоны в Таренте (поскольку Рим отклонил мирные предложения), Пирр в 278 г. по просьбе Сиракуз отправился в Сицилию для борьбы с Карфагеном, по-видимому надеясь восстановить державу Агафокла. Вначале сицилийская кампания шла успешно, греческие города без сопротивления переходили на сторону Пирра, и ему удалось почти полностью вытеснить карфагенян, но его державные планы и отношение к сицилийским полисам как к подданным вызвали у сицилийцев возмущение. Этим воспользовались карфагеняне, и в результате к 275 г. под властью Пирра остались лишь Сиракузы. Тем временем римляне в Южной Италии перешли в наступление, и по просьбе союзников Пирр вернулся в Италию. Новое сражение с римлянами произошло весной 275 г. под Беневентом, где Пирр потерпел полное поражение и вынужден был вернуться в Эпир. Таким образом, и его попытка создать на базе полисов Великой Греции государство, аналогичное державам Селевка и Птолемея, окончилась крахом.

Почти полувековой период борьбы диадохов, наполненный острой социально-политической борьбой и непрерывными войнами с опустошением земель, разрушением городов, порабощением и гибелью массы людей, оставил глубокий след в общественном сознании и культуре античного мира. Неустойчивость социального бытия, трагические события, сопровождавшие войны и политические перевороты, порождали у людей неуверенность, страх перед будущим, критическое отношение к традиционным политическим взглядам и морали. В то же время в результате восточных походов и последовавших за тем мирных контактов со странами Востока, их населением, культурой и обычаями расширился кругозор не только философов и ученых, но и рядовых граждан полиса. Все это в совокупности вело к переоценке греками прежних этических и правовых норм, заставляло их по-новому осмысливать окружающий мир и место в нем человека. И потому именно в этот период зарождаются новые философские учения, новые направления в искусстве и литературе, новые политические и религиозные представления. В Афинах в 306 г. открывает свою философскую школу Эпикур, в 301 г. Зенон основывает школу стоиков. Утрачивает свое значение политическое ораторское искусство, меняются политические доктрины. Если в 324 г. в афинском народном собрании вопрос о божеских почестях Александру Македонскому вызывал ироническое отношение и споры, то в 307 г. афиняне за освобождение города из-под власти Кассандра не только объявляют Антигона и Деметрия богами и возводят им статуи, но и создают в их честь две новые филы, сооружают алтарь, учреждают ежегодные празднества с процессиями и пр. Этим актом афиняне ввели обожествление царей-благодетелей в политическую практику греческих полисов.

Тенденции, наметившиеся в период борьбы диадохов в культуре и социально-экономической и политической жизни эллинистического общества, получили отчетливое выражение в III—II вв.

412

3. ВОСТОЧНОЕ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ В III В. ДО Н. Э. ФОРМИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЫ ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВ

К середине 70-х годов III в. в основном определились границы эллинистических государств, и с этого времени начинается новый этап в политической истории Восточного Средиземноморья и Передней Азии. Между державами Селевкидов, Птолемеев и Антигонидов начинается упорная борьба за лидерство, подчинение своей власти или влиянию независимых городов и государств Малой Азии, Греции, Келесирии, островов Средиземного и Эгейского морей. Эта борьба велась не только в форме открытых военных столкновений соперников, но и путем дипломатических интриг, использования политических и социальных противоречий внутри отдельных полисов.

Птолемеевский Египет, консолидировавшийся в самостоятельное государство несколько раньше других эллинистических государств, в течение первой половины III в. имел некоторый перевес над своими соперниками — царством Селевкидов и Македонией. Интересы Египта и государства Селевкидов сталкивались прежде всего в Южной Сирии и Палестине, так как, помимо огромных доходов, которые поступали из этих стран в качестве податей, владение ими обеспечивало превалирующую роль в торговле с арабскими племенами, а кроме того, эти области имели стратегическое значение как по своему географическому положению, так и благодаря богатым запасам основного строительного материала для военного и торгового флота — кедрового леса. Соперничество Птолемеев и Селевкидов в этом регионе вылилось в серию так называемых Сирийских войн.

Те же причины, т. е. стремление обеспечить поступление доходов и закрепить за собой торговые и стратегические базы, сталкивали Египет, государство Селевкидов и Македонию и на Малоазийском полуострове. Но в Малой Азии захватнические интересы крупных эллинистических государств сталкивались не только между собой, но и со стремлением складывавшихся малых эллинистических государств (Пергам, Вифиния и др.) отстоять свою самостоятельность.

Очагом противоречий между Египтом и Македонией были острова Эгейского моря и Греция, области, являвшиеся потребителями сельскохозяйственных продуктов, производителями ремесленных изделий и поставщиками военной и квалифицированной рабочей силы. Политическая и социальная борьба внутри греческих полисов предоставляла широкие возможности для вмешательства той или иной эллинистической державы во внутренние дела Греции.

Внешнеполитическая обстановка на Балканском полуострове продолжала оставаться весьма неустойчивой. Вскоре после воцарения Антигона Гоната в борьбу за македонский престол вновь вступил вернувшийся из Италии Пирр. В 274 г., пополнив свое войско наемниками-галатами (деньги для этого, по-видимому, ему предоставил Птолемей), он вторгся в Македонию и в короткий срок захватил ее западные области и Фессалию. Немалую роль сыграли в этом его старые связи с македонскими военачальниками и популярность среди рядовых воинов, однако вскоре бесчинства наемников Пирра несколько пошатнули его популярность в Македонии. Антигон продолжал удерживать Фессалоникию с прилегающими наиболее развитыми районами и Коринф в Пелопоннесе (в Акрокоринфе стоял македонский гарнизон). Чтобы вытеснить Антигона из Пелопоннеса, Пирр вмешался в династическую борьбу в Спарте, попытался захватить Аргос и здесь в уличной битве погиб (272 г.). В бли

413

жайшие после смерти Пирра годы Антигон не только вновь утвердился в Македонии, но и значительно упрочил свои позиции в Пелопоннесе: в Аргосе, Элиде, Мегалополе к власти пришли сторонники Македонии.

Расширение македонского влияния в Греции натолкнулось па противодействие Птолемея II, начавшего активно поддерживать антимакедонские настроения в Афинах, Спарте и других полисах. Был заключен общий союз между Спартой и ее союзниками, Афинами и Птолемеем II, направленный, как указывает афинский декрет, являющийся своего рода ратификацией союзного договора, против «пытающихся разрушать законы и отеческие гражданские правления», т. е. против Македонии и ее сторонников. Лакедемонскую коалицию, куда, кроме Спарты, входили Элида, Ахайя, аркадские города и некоторые из критских городов, возглавлял царь Арей; простатами (представителями) афинского народа были вожди демократии Хремонид и Главкон. По имени первого из них, являвшегося, по-видимому, инициатором заключенного союза, и называется начавшаяся вскоре после этого война.

Вопрос о хронологии Хремонидовой войны не вполне ясен, большинство исследователей датируют ее 267—262 гг. Антигон, как сообщает Павсаний (III, 6, 4—5), двинулся походом на Афины с пешим войском и флотом, опустошил Аттику и окружил город тесным кольцом. Войска пелопоннесцев под командованием Арея пройти через Истм не смогли, Антигон сосредоточил против них значительные силы и разбил их у Коринфа, царь Арей погиб (265 г.). Египетский флот под командой Патрокла, отправленный Птолемеем на помощь Афинам, находился около мыса Суний, его попытка высадиться в Аттике и прорвать блокаду не имела успеха. После длительной осады Афины капитулировали.

Ученик стоика Зенона, царь-философ, каким часто изображают Антигона, проявил себя по отношению к побежденным Афинам таким же жестоким властителем, как и его предшественники: македонские гарнизоны были поставлены не только в Пирее и стратегически важных пунктах Аттики, но и в самом городе — в Музеуме, противники Македонии были изгнаны, введены какие-то, позднее отмененные (256 г.), ограничения свободы полиса, в том числе права чеканки монеты.

Результаты Хремонидовой войны имели важные последствия и для Македонии, и для греческих полисов, прежде всего для Афин. За 70 лет от Ламийской до конца Хремонидовой войны Афины пережили две тяжелейшие осады, три поражения с последующей уплатой контрибуции, неоднократные опустошения территории Аттики войсками диадохов и длительные оккупации их гарнизонами Пирея. Эти разорительные для всего населения войны сопровождались олигархическими или демократическими переворотами в зависимости от внешнеполитической обстановки, при этом неоднократно пересматривались законы и структура органов власти. Так, при Деметрии Фалерском было отменено избрание должностных лиц по жребию, сокращена выплата жалования, введена ежемесячная отчетность магистратов перед Советом, создана коллегия номофилаков (стражей законов), санкционировавших законосообразность вносимых в народное собрание предложений, отменена выплата зрелищных денег (теорикона) ; на основании ценза в 1000 драхм была проведена перепись населения, ограничившая число граждан 21 тыс. человек. В результате демократического переворота, последовавшего за «освобождением» Афин Деметрием Полиоркетом, ограничения гражданских прав были отменены, были избраны номофеты (законодатели) для пересмотра законов, но о результатах их деятельности сведений не сохранилось, известны лишь декреты народного собрания в честь Полиоркета, в том числе принятое под его давлением постановление о том, что все решения Деметрия угодны богам и справедливы (Плутарх, Деметрий, XXIV). В 297 г. в Афинах власть захватил тиран Леохар, также опиравшийся

414

на какие-то демократические группировки, он продержался до 294 г., когда после тяжелейшей осады афиняне сдались Деметрию Полиоркету. Накануне Хремонидовой войны произошел новый подъем демократических и патриотических настроений, а после поражения истощенные и обезлюдевшие Афины надолго примирились с македонским господством.

Несмотря на то что Афины и Спарта уже не играли прежней роли ведущих греческих государств, но в силу традиций, а также вследствие того что Афины оставались крупнейшим торговым (благодаря порту Пирею) и ремесленным центром, а Спарта — сильнейшим в военном отношении полисом Пелопоннеса, одержанная над ними победа значительно повысила военно-политический престиж Антигона Гоната. Его позиции заметно усилились не только в Пелопоннесе, но и в Средней Греции. Возросло также влияние Македонии в Эгеиде и соответственно обострились ее отношения, с Египтом.

Хремонидова война была последней попыткой прежних лидеров эллинского мира — Афин и Спарты — объединенными силами отстоять независимость греческих полисов от Македонии и восстановить свое влияние в Греции. Однако их поражение не означало примирения греков с македонской гегемонией, напротив, если в некоторых крупных и экономически развитых полисах к власти пришли сторонники Македонии, то в остальных полисах, особенно там, где сохранились элементы старой племенной и раннеполисной организации, антимакедонские настроения усилились. Присоединение к Македонии не давало этим полисам существенных экономических и политических преимуществ. В то же время вековые традиции независимости и автаркии здесь были особенно сильны. Поэтому экспансия Македонии встречала упорное сопротивление, и прежде всего среди демократических слоев, так как введение македонских гарнизонов сопровождалось обычно установлением олигархических режимов. Однако существование мелких независимых полисов в условиях системы эллинистических монархий становилось практически невозможным, к тому же и тенденции социально-экономического развития самих полисов, проявившиеся уже в IV в. до н. э., требовали создания более широких государственных объединений.

К концу IV в. в Греции существовали разные формы объединения полисов: это и культовые объединения типа Дельфийской амфиктионии, и политические союзы, создаваемые диадохами (Ионийский и Эллинский, Союз несиотов и т. п.), и союзы полисов, сложившиеся на основе племенной или исторической общности (Фессалийский, Этолийский, Беотийский, Аркадский и др.). На протяжении III в. формируется новый тип политического объединения полисов: на договорной основе возникают союзные государства, выступающие на международной арене как единое целое при сохранении автономии во внутренней жизни и равноправии полисов в общесоюзных делах. Характерно, что инициатива образования федераций исходит не из старых экономических и политических центров Греции, а из районов сравнительно слабо развитых.

Уже в начале III в. приобретает значение Этолийская федерация, возникшая из союза этолийских племен. Авторитет этолийцев возрос после того, как они отстояли Дельфы от нашествия галатов и стали во главе Дельфийской амфиктионии; к их союзу присоединяются соседние с ними области Средней Греции. Во время Хремонидовой войны в Этолийский союз (занимавший нейтральную позицию) были включены южная часть Акарнании, Фокида и Северная Локрида. В 245 г. этолийцы насильственно присоединили Беотию и, таким образом, не вступая в открытый конфликт с Македонией, объединили все полисы Средней Греции, кроме Аттики, охраняемой македонским гарнизоном.

В 280 г. возродился распавшийся во время войн диадохов союз ахейских полисов (вероятно, возникший когда-то на этнической основе).

415

Одной из побудительных причин объединения могло быть стремление противостоять экспансии этолийцев, подчинивших северное побережье Коринфского залива. Важной вехой в истории Ахейского союза было присоединение к нему в 251 г. Сикиона, крупного и экономически развитого полиса Северного Пелопоннеса. Большую роль в этом сыграл сикионец Арат, сын Клиния, инициатор свержения промакедонской тирании в Сикионе, ставший затем наиболее влиятельным политическим деятелем в федерации; его энергия и предприимчивость способствовали превращению Ахейского союза в сильнейшего противника Македонии на Пелопоннесе. Особенно важным успехом Арата было изгнание в 243 г. македонского гарнизона из Коринфа и захват Акрокоринфа — крепости, расположенной на высоком холме, контролировавшей проход в Пелопоннес через Истмийский перешеек. Эта операция имела широкий политический резонанс: к Ахейскому союзу присоединился ряд крупных полисов. Арат пытался также освободить Афины от македонского гарнизона и присоединить их к союзу, но не встретил поддержки у афинян.

Включение Коринфа в Ахейский союз совпало с 3-й Сирийской войной (246—241 гг.) и, по-видимому, не случайно: Арат, будучи союзным стратегом, поддерживал контакт с Птолемеями и получал от них денежные субсидии. События на Пелопоннесе отвлекли Антигона от активного участия в борьбе между державами Птолемеев и Селевкидов за гегемонию в Восточном Средиземноморье. В результате этой войны Египту удалось вернуть прежние владения в Эгеиде и Малой Азии, в том числе города Милет, Эфес и остров Самос; были вновь присоединены Херсонес Фракийский и о. Фасос; расширились владения Птолемеев в Сирии. Успеху Птолемея III в 3-й Сирийской войне, очевидно, способствовала внутренняя нестабильность державы Селевкидов. Около 250 г. отложились наместники восточных сатрапий Диодот и Евтидем, и спустя несколько лет Бактрия, Согдиана и Маргиана образовали независимое греко-бактрийское государство. Почти одновременно отложился наместник Парфии Андрагор, но вскоре он и греко-македонский гарнизон были уничтожены восставшими местными племенами парнов-даев во главе с Аршаком, основавшим новую — парфянскую — династию Аршакидов, начало правления которой традиция относит к 247 г. до н. э.

Соотношение политических сил в Восточном Средиземноморье, сложившееся в результате 3-й Сирийской войны, сохранялось без существенных изменений и в последующие десятилетия. Политическую обстановку на Балканском полуострове в этот период в значительной мере определяли взаимоотношения Македонии, Этолийского и Ахейского союзов, но с конца 40-х годов начинает действовать еще один очень важный фактор — социальное движение в Спарте, нашедшее отклик и в других полисах Греции. К концу III в. до н. э. ситуация резко меняется во всем эллинистическом мире, и причину этого следует искать в ходе предшествующего социально-экономического развития эллинистических государств.

Наиболее характерной чертой экономического развития эллинистического общества в конце IV и начале III в. до н. э. был рост торговли и товарного производства. Несмотря на частые военные столкновения, установились регулярные морские связи между Египтом, Сирией, Малой Азией, Грецией и Македонией; были налажены торговые пути по Красному морю, Персидскому заливу и дальше в Индию, упрочились торговые связи эллинистических государств с Причерноморьем, Карфагеном и Римом. Возникли новые крупные торговые и ремесленные центры, эллинистические по своему облику,— Александрия в Египте, Антиохия па Оронте, Селевкия на Тигре, Пергам, Фессалоникия, Деметриада и др., ремесленное производство которых в значительной мере было рассчитано на внешний рынок. Селевкиды основали ряд полисов вдоль старых

416

караванных дорог, соединявших верхние сатрапии и Междуречье со Средиземным морем; Птолемеи основали несколько гаваней на Красном море. Появление новых торговых центров в Восточном Средиземноморье повлекло за собой перемещение торговых путей в Эгейском море, выросла роль Родоса и Коринфа как портов транзитной торговли, упало значение Афин. Значительно расширились денежное обращение и денежные операции, чему способствовала унификация монетного дела, начавшаяся еще при Александре Македонском с введением в обращение по всей державе серебряных и золотых монет, чеканившихся по аттическому весовому стандарту, принятому затем в большинстве эллинистических государств.

Многочисленные полисы, возникшие на Востоке, притягивали к себе ремесленников, торговцев и людей других профессий. Греки и македоняне приносили с собой привычный для них рабовладельческий уклад, что означало увеличение населения полиса и за счет рабского персонала. Потребность в снабжении продовольствием торгово-ремесленных слоев требовала увеличения производства сельскохозяйственных продуктов, предназначенных для продажи. Денежные отношения начали проникать и в кому (деревню), разлагая традиционные отношения и усиливая эксплуатацию сельского населения. Самый факт развития торговли свидетельствует о том, что экономический потенциал эллинистических государств заметно вырос: увеличился объем ремесленного производства и возрос уровень техники, увеличились и масштабы сельскохозяйственного производства как за счет расширения площади обрабатываемых земель, так и в результате более интенсивного их использования.

Важнейшим стимулом экономического и технического прогресса было взаимодействие в области материального производства местного и пришлого, греческого и негреческого населения, обмен опытом и производственными навыками в земледелии и ремесле, обмен сельскохозяйственными культурами и научными знаниями. Переселенцы из Греции и Малой Азии перенесли в Сирию и Египет свою технику оливководства и виноградарства и, в свою очередь, переняли у местного населения культивирование финиковых пальм. Папирусы сообщают о том, что в Фаюме пытались акклиматизировать милетскую породу овец. Вероятно, такого рода обмен породами скота и сельскохозяйственными культурами происходил и до эллинистического периода, но теперь для него сложились более благоприятные условия. Трудно выявить изменения в земледельческом инвентаре, но несомненно, что крупные масштабы ирригационных работ в Египте, выполнявшихся главным образом местными жителями под руководством греческих «архитекторов», говорят о сочетании техники и опыта тех и других. Усовершенствование одного из ирригационных приспособлений, применявшихся в Египте, связано с именем Архимеда (Архимедов винт).

В ремесле сочетание техники и навыков местных и пришлых ремесленников (греков и негреков) и повышение спроса на их продукцию привели к ряду важных изобретений, породивших новые виды ремесленного производства, более дробную специализацию ремесленников и возможность массового производства ряда изделий.

Уже в первые десятилетия эллинистической эпохи наблюдается интенсивное развитие техники судостроения и мореходства, военной техники и градостроительства. Наряду с сооружением триер и пентер, составлявших при Александре Македонском основную силу военного флота, афинские, коринфские и финикийские мастера по распоряжению Деметрия Полиоркета начали строить мощные и быстроходные 13- и 16-рядные суда. На верфях Александрии в III в. были построены 20- и 30-рядные суда. Увеличилась грузоподъемность и быстроходность торгового флота, благоустраивались гавани, сооружались молы и маяки. Самым

417

грандиозным был Фаросский маяк в Александрии, построенный в 285— 280 гг. Состратом из Книда.

Постоянные войны в период борьбы диадохов и позднее способствовали развитию осадной и оборонительной техники. Такие сложные технические средства, как тараны, разных видов катапульты (стрелометы), баллисты (камнеметы), осадные башни (гелеполы), изобретенные еще в IV в., в эллинистическую эпоху стали обязательным видом оружия, возросла их мощность, многообразнее стали формы, была улучшена конструкция. Одновременно совершенствовались и крепостные сооружения, что связано и с ростом техники градостроительства.

Практика основания полисов, свойственная всем эллинистическим правителям, создала благоприятные условия для развития строительного мастерства и архитектуры. Новые города строились в соответствии с принципами планировки, разработанными еще в V в. Гипподамом Милетским, с прямыми, пересекающимися под прямым углом улицами, ориентированными — если позволял рельеф местности — по странам света. К главной, самой широкой улице примыкала агора, окруженная с трех сторон общественными зданиями и торговыми портиками; поблизости от нее обычно возводились важнейшие храмы и гимнасии; театры и стадионы строили за пределами жилых кварталов на участках соответствующего рельефа. Город обносили оборонительными стенами с привратными и сторожевыми башнями; кроме того, на наиболее возвышенном и важном в стратегическом отношении участке возводился акрополь. Образцы планировки эллинистических городов дают раскопки Приены и Никеи в Малой Азии, Дура-Европос на Евфрате. По сообщению древних авторов, план Александрии Египетской был разработан архитектором Дейнократом Родосским. Ширина ее двух главных пересекающихся улиц равнялась 30 м. При строительстве городов большое внимание уделялось водоснабжению, правильности застройки жилых кварталов, отводу сточных вод. В III—II вв. сложился тот тип богатого частного дома с перистилем и расписанными стенами, который затем получил распространение на юге Италии. Представление о таком доме дают раскопки на Родосе. В это же время появились дома в несколько этажей, квартиры в которых предназначались для бедняков.

Новые технические достижения можно обнаружить и в других отраслях ремесла. В металлургии, например, начали применять разъемные формы для отливки изделий, в частности для отливки бронзовых статуй, благодаря чему стало возможно их серийное производство. В результате освоения греками более совершенного ткацкого станка, применявшегося в Египте и Передней Азии, появились мастерские по выработке узорных тканей (в Александрии) и золототканых (в Пергаме). В Египте было налажено массовое изготовление папируса, а в Пергаме во II в.— пергамента. Ювелиры освоили технику перегородчатой эмали и амальгамирование. В производстве стеклянных изделий были найдены способы изготовления мозаичного, резного, двуцветного, гравированного и золоченого стекла. Исполненные в этой технике предметы считались предметами роскоши, и некоторые из них являлись подлинными произведениями искусства. Широкое распространение получила рельефная керамика, покрытая темным лаком с металлическим оттенком, подражавшая по своей форме и окраске более дорогой металлической посуде (так называемые мегарские чаши). Изготовление ее носило серийный характер благодаря применению готовых мелких штампов, комбинация которых позволяла разнообразить орнамент. При изготовлении терракот, как и при отливке бронзовых статуй, стали применять разъемные формы, что позволяло делать их более сложными и в то же время снимать неоднократные копии с оригинала. Таким образом, произведения отдельных мастеров и художников копировались, становились продукцией ремеслен

418

ного массового производства, рассчитанного не только на наиболее богатые, но и на широкие средние слои населения.

Развитие строительной техники и увеличение объема обрабатывающего производства сопровождались расширением отраслей, добывающих строительные материалы, металлы и другие полезные ископаемые; растет производство сельскохозяйственного сырья (льна, шерсти, кож).

На фоне пышного расцвета новых экономических центров в царстве Селевкидов, Египте и Малой Азии состояние экономики Греции и Македонии некоторым исследователям представляется как застой и упадок. Но это не совсем так. И здесь можно проследить развитие новых торгово-ремесленных центров — Фессалоникии, Кассандрии, Филиппополя. В греческих городах и портах, в том числе в Коринфе и Афинах, создавались впервые быстроходные суда и осадная техника для войск Деметрия Полиоркета. Очевидно, и в последующие десятилетия судостроение и производство военного снаряжения продолжали развиваться в Греции и Македонии, так как цари Македонии во второй половине III в. располагали флотом, способным соперничать с флотом Птолемеев.

Замедленный темп экономического развития Греции и Македонии находит объяснение не только в истощении этих районов войнами диадохов и в отливе наиболее жизнедеятельного и предприимчивого населения в восточные страны, но и в специфике развития их социально-политической структуры в эллинистическую эпоху. Греческий полис как форма социально-экономической и политической организации античного общества к концу IV в. до н. э. уже не соответствовал экономическим тенденциям, так как свойственные ему автаркия и автономия препятствовали расширению и укреплению экономических связей. Он не соответствовал и социально-политическим потребностям гражданского коллектива, так как, с одной стороны, не обеспечивал его воспроизводство в целом — перед беднейшей его частью неизбежно возникала угроза потери гражданских прав, а с другой — не обеспечивал внешней безопасности и устойчивости власти этого коллектива, раздираемого внутренними противоречиями.

Историческая практика конца IV — начала III в. создала новую форму социально-политической организации — эллинистическую монархию, соединяющую в себе элементы восточной деспотии — монархическую форму государственной власти, располагающую постоянной армией и централизованной администрацией,— и элементы полисного устройства в виде городов с приписанной к ним сельской территорией, сохранивших органы внутреннего самоуправления, но в значительной мере подчиненных царю. Во вновь основанных полисах от царя зависели размеры изначально приписанных к полису земель и предоставление тех или иных экономических и политических привилегий; включенный в эллинистическую монархию полис был ограничен в сфере внешнеполитических сношений, и в большинстве случаев деятельность полисных органов самоуправления контролировалась царским чиновником — эпистатом. Утрата политической самостоятельности полиса компенсировалась безопасностью существования, большей социальной устойчивостью и обеспечением прочных экономических связей с другими частями государства. В свою очередь, царская власть приобретала в городском населении постоянную социальную опору: оно поставляло необходимые контингенты для администрации и армии и обеспечивало господство над завоеванными территориями. По такому же образцу перестраивались и отношения монархии со старыми эллинскими и восточными городами: на это указывают многочисленные случаи «основания» новых городов на месте существовавших восточных (Раббат-Амон — Филадельфия, Сузы — Селевкия и т. п.) и синойкизмы и переименования греческих городов в Малой Азии (Траллы — Антиохия, Патара — Арсиноя и т. п.).

419

На территории вновь основанных полисов земельные отношения складывались по традиции как сочетание частной собственности граждан и собственности города на неподеленные участки. Осложнялись они тем, что к городам, как свидетельствуют надписи из Малой Азии (RG, 18; OGIS, 221), могла быть приписана земля с находящимися на ней местными деревнями, население которых не становилось гражданами города, но продолжало владеть своими участками, уплачивая подати городу. На территории, не приписанной к городам, большая часть земли считалась царской. По правовому статусу она делилась на две категории: собственно царскую и «уступленные» земли, т. е. переданные в дар храмам и приближенным царя или в держание небольшими участками (клерами) воинам — клерухам или катойкам. На всех этих землях также могли находиться местные деревни, жители которых продолжали обрабатывать свои наследственные наделы, уплачивая подати или налоги новым владельцам.

Сложность земельных отношений обусловливала многослойность социальной структуры эллинистических государств. Царский дом с его придворным штатом, высшая военная и гражданская администрация, наиболее зажиточные граждане и высшее жречество составляли верхний слой землевладельческой и рабовладельческой знати. Основой их благополучия были земли (городские и дарственные), доходные должности, торговля, откупные и ростовщические операции. Более многочисленным и разнородным был средний слой — городские торговцы и ремесленники, царский административный персонал, откупщики, клерухи и катойки, местное жречество, люди интеллигентных профессий (архитекторы, врачи, философы, риторы, художники, скульпторы и т. п.). Оба эти слоя при всем различии в богатстве и несовпадении интересов составляли тот господствующий класс, который получил в египетских папирусах обозначение «эллины» не столько по этнической принадлежности входящих в него людей, сколько по их социальному положению в обществе, ибо они противопоставлялись всем «неэллинам», т. е. малоимущему местному сельскому и городскому населению — «лаой» (народу, черни). Большую часть «лаой» составляли зависимые или полузависимые земледельцы, обрабатывавшие земли царя, знати, горожан на основе арендных соглашений или традиционного держания. Сюда же относились и работники мастерских, входивших в царскую монополию. Все они считались лично свободными, но были приписаны к месту своего жительства, к той или иной мастерской или профессии. Ниже их на социальной лестнице стояли только рабы.

Греко-македонское завоевание, войны диадохов, распространение полисного строя — все это дало сильный толчок развитию рабовладельческих отношений в их классической античной форме при сохранении и более примитивных форм — рабства-должничества, самопродажи и т. п. Очевидно, роль рабского труда в восточноэллинистических городах (прежде всего в быту и, вероятно, в городском ремесле) была не меньшей, чем в греческих полисах. Но в целом в сельском хозяйстве, и особенно на царских землях, рабский труд не смог в сколько-нибудь заметных масштабах вытеснить труд местного населения, эксплуатация которого была не менее выгодной. Однако повышение роли рабовладения в общей системе социально-экономических отношений привело к усилению внеэкономического принуждения и в отношении сельского населения, к разложению форм общинной организации, обеспечивавших экономическую устойчивость и независимость мелкого земледельческого хозяйства.

На протяжении III в. сформировалась и социально-политическая структура эллинистических государств: сложились система управления государством и государственным (царским) хозяйством и система налогового обложения, откупов и монополий; определились отношения горо-

420

дов и храмов с царской администрацией; более четко обозначилась стратификация общества, которая нашла свое выражение в законодательном закреплении привилегий одних и повинностей других. Вместе с тем выявились и социальные противоречия, обусловленные этой структурой.

Анализ социальной структуры восточных эллинистических государств позволяет выявить одну характерную особенность: основная тяжесть содержания государственного аппарата падала на местное сельское население, благодаря чему города оказывались в сравнительно благоприятном положении, что являлось, по-видимому, одной из главных причин, способствовавших их быстрому росту и процветанию в III—II вв. Несколько иной тип социального развития имел место в Греции и Македонии.

Македония, где царская власть была традиционной, постепенно трансформируется в эллинистическое государство, объединяющее в себе элементы монархии и полисного устройства. Как уже говорилось, в период борьбы диадохов на территории Македонской державы возникли новые города с полисной структурой. Созданные путем принудительного переселения и синойкизма мелких городских и сельских поселений Кассандрия и Лисимахия были основаны на месте или поблизости от разрушенных городов Потидеи и Кардии, в Деметриаду были переселены жители из ближайших восьми поселений, в Фессалоникию — из 26, земли которых стали их хорой; эти города вскоре стали крупными портовыми и торгово-ремесленными центрами. Практику основания полисов в стратегически важных районах продолжали Антигон Гонат и его преемники. Старые македонские города также приобретали эллинистический облик и полисную структуру. Раскопки в Пелле, вновь ставшей при Антигоне Гонате столицей Македонской державы, обнаружили сравнительно широкие мощеные улицы, застроенные богатыми домами, с перистильными двориками и мозаичными полами, с характерной для этого времени системой водоснабжения и отвода сточных вод. Надписи свидетельствуют о существовании в городах Македонии народного собрания и совета и вместе с тем — царских эпистатов, контролировавших деятельность полисных магистратов. Эпистаты назначались и в подвластные македонским царям греческие полисы; кроме того, их жители облагались податью; в стратегически важные пункты вводились македонские гарнизоны, содержание которых также, по-видимому, возлагалось на полисы; устанавливалась олигархическая или тираническая форма самоуправления.

В самой Македонии, помимо городов с принадлежащими им землями, расположенных преимущественно в прибрежных и центральных районах, на севере страны в пограничных районах продолжали существовать сельские поселения общинного типа фракийских и иллирийских племен. По-видимому, как и в других эллинистических державах, земля, на которой находились эти поселения, считалась по праву завоевания царской. Но были и какие-то царские поместья, достаточно обширные, чтобы отводить часть их под охотничьи угодья и содержать там егерей. Македонским царям, по свидетельству Плутарха (Александр, XV), уже во времена Александра Македонского принадлежали земли, деревни и доходы с поселений и гаваней, очевидно, в форме налогов и пошлин. Нет свидетельств о существовании системы царского хозяйства Антигонидов, но некоторые методы организации экономики, характерные для Египта и других эллинистических царств,— широкое применение сдачи земли, угодий и доходов в аренду и на откуп, учреждение монополий и т. п.— наблюдаются и в Македонии. Собственностью царя были золотоносные земли у горы Пангей, но разработка рудников сдавалась на откуп. Можно предполагать, что добыча металлов и других ископаемых, лесные богатства страны и обработка леса также целиком или в значительной

421

мере находились в руках царя. Полибий (V, 89, 6—7), например, сообщает, что Антигон Досон и его жена подарили Родосу после землетрясения, разрушившего город, по 3000 талантов железа и свинца и большое количество лесоматериалов и смолы.

Хотя земельные владения македонских царей были относительно обширны, в Македонии не было того широкого слоя зависимого сельского населения (за исключением, может быть, фракийцев и иллирийцев в пограничных районах), за счет эксплуатации которого могли бы существовать государственный аппарат и значительная часть господствующего класса. Бремя расходов на содержание царского двора, армии, на строительство флота и ведение войн в равной мере падало на городское и сельское население. Доходы македонских царей в сравнении с доходами Птолемеев и Селевкидов были невелики: по сообщению Плутарха (Эмилий Павел, XXVIII), они превышали установленную римлянами подать в 100 талантов всего в два с чем-то раза (т. е. составляли немногим более 200 талантов). Поэтому Антигониды стремились поставить под свой контроль финансы полисов и сократить расходы на наемные войска, комплектуя армию путем воинской повинноети из македонян и подвластных фракийских, кельтских и иллирийских племен. Основная масса населения Македонии, поставлявшая в армию воинов, при Филиппе II и Александре обязана была выплачивать поземельные, имущественные и прочие налоги и выполнять повинности, но за большие воинские заслуги царь мог освободить семью гетайра от этих обязательств (Арриан I, 16, 5). Трудно сказать, в какой мере сохранялась эта практика при последующих царях.

Как и в других эллинистических державах, македонская знать также владела землями, комами и другими статьями доходов (или наследственными, или благоприобретенными, или полученными в дар от царя). По сообщению Плутарха, еще Александр перед отправлением в Азию позаботился о своих друзьях: «одного наделил поместьем, другого — деревней, третьего — доходами с какого-либо поселения или гавани» (Александр, XV). В надписи из Потидеи царь Кассандр подтверждает право Пердикки, сына Кена, на владение землей, принадлежавшей его отцу и деду со времени Филиппа II, и освобождение от налогов (Syll.3, 332).

О формах эксплуатации этих земельных владений сведений не сохранилось, но можно предполагать, что и в хозяйстве знати, и в хозяйстве царя со времени походов Александра Македонского, несомненно, возросло применение труда военнопленных и рабов: уже после битвы при Гранине Александр отправил на работы в Македонию всех эллинов-наемников, захваченных в плен. В рассказах Полибия, Ливия и других авторов о военных операциях македонских царей в конце III — начале II в. постоянно говорится об угоне скота и людей, в том числе рабов, которые не подлежали выкупу и становились собственностью победителя. Войны диадохов, а позднее — Антигонидов с соседями поглощали значительную часть работоспособного сельского и городского населения, и эта убыль в какой-то мере тоже восполнялась поступавшими из военной добычи пленными и рабами. Но в какой форме и в каких масштабах рабский труд применялся в земледелии и ремесле, источники пока не дают ответа. Исследователи предполагают, что рабы использовались прежде всего в домашнем хозяйстве, а также в отраслях ремесла, считавшихся в античном мире преимущественно профессией рабской (в рудниках, в производстве черепицы и т. п.).

Некоторое представление о характере рабовладельческих отношений в Македонии дает надпись 235 г. из города Берои (SEG, XII, 314) об отпуске на свободу одной рабыни и трех рабов с женами, детьми (число их не указано) и имуществом за выкуп в 50 золотых (статеров?) с каждого взрослого раба на условии оставаться у хозяина Аттина, сына Алкета, до его смерти (иначе отпуск аннулируется). Гарантией от посяга-

422

тельств на свободу и имущество отпущенников (со стороны родственников Аттина и прочих лиц) служит двойной штраф в их пользу и в пользу царя, равный четырехкратной выкупной цене. Можно по-разному толковать обстоятельства и причины, породившие этот документ, но несомненно, что он отражает не только конкретную форму взаимоотношений рабов и рабовладельца, в частности признание социальной реальностью семьи раба (может быть, в какой-то мере характерное для внутренних районов Македонии), но и новые явления, получившие распространение в эллинистическую эпоху: отпуск рабов на свободу на условиях «парамонэ» (т. е. с обязательством отпущенников оставаться у прежнего владельца и выполнять для него определенную службу) и необходимость гарантировать свободу отпущенников наряду с обычной в полисах судебной процедурой, к которой прибегали при оспаривании их статуса, еще и авторитетом высшей государственной власти — царя. Рассмотренная македонская манумиссия находит многочисленные параллели в надписях из Локриды, Акарнании, Этолии, Дельф, что говорит о сходстве форм развития рабовладельческих отношений в Македонии и в северо-западных районах Греции.

Для Греции эллинистическая эпоха также принесла заметные изменения в систему социально-экономических отношений, сложившихся к концу IV в. Наиболее ощутимым новым явлением был отток населения (преимущественно молодого и среднего возраста) — воинов, ремесленников, торговцев — на Восток, в Переднюю Азию и Египет, причем он происходил не только в конце IV в., но и в последующее столетие. Это должно было несколько притупить остроту социальных противоречий внутри полисов. Но бесконечные войны и связанные с ними опустошения земель и постои войск, падение стоимости денег в результате притока золота и серебра из Азии и соответственное повышение цен на предметы потребления разоряли прежде всего малоимущие и средние слои граждан. По-прежнему остро стоял вопрос о преодолении полисной экономической замкнутости и политической раздробленности Греции, хотя и делались попытки решить его в рамках федерации.

Политическая карта Греции была пестрой. Города Фессалии и Эвбеи находились в основном под властью Антигонидов. Афины, прежде наиболее активный противник Македонии, после поражения в Хремонидовой войне надолго утратили свою независимость. Коринф с его крепостью, двумя портами и волоком между ними, соединявшим Эгейское и Ионическое моря,, стал объектом борьбы между Македонией и Ахейским союзом. Сохраняли , свой суверенитет Родос и Византий, игравшие важнейшую роль в торговых и морских коммуникациях крупных эллинистических государств; на Пелопоннесе упорно отстаивала свою обособленность и независимость Спарта. Продолжали существовать некоторые региональные, более или менее устойчивые объединения полисов (Крита, Акарнании, Аркадии, Эпира, островов Эгеиды), но ведущая роль в жизни Греции принадлежала Этолийскому и Ахейскому союзам, во многом сходным по своей политической структуре.

И в Этолийском, и в Ахейском союзах все полисы, входившие в них, были равноправны и сохраняли свою автономию, каждый полис обязан был вносить в союзную казну взнос и поставлять определенный контингент войск. Высшими органами власти в обоих союзах были собрание граждан (военно-призывного возраста) всех членов союза (экклесия, синод) и совет представителей входивших в союз полисов (буле, синедрион). В Этолийском союзе собрания проходили два раза в год, одно из них (после осеннего равноденствия) обязательно в Ферме — культовом и торговом центре Этолии; в Ахейском союзе было 2—4 собрания в год, преимущественно в Эгионе, политическом и культовом центре Ахайи. На собраниях решались все важнейшие общесоюзные вопросы — войны, мира,

423

внешних сношений, принимались новые члены, избирались сроком на

1 год общесоюзные должностные лица — стратег, командовавший объединенными силами союза, и подчиненные ему командиры конницы и флота, секретарь, казначей. В источниках нет определенных указаний, как проходило голосование, известно лишь, что в Ахейском союзе во II в. до н. э. при решении вопросов об отношениях с Римом каждый полис — член союза имел 1 голос. Представительство в совете было пропорционально военным силам каждого полиса. В связи с расширением Этолийского союза состав совета увеличился до нескольких сотен человек и возникла необходимость образования из членов совета постоянно действующей коллегии апоклетов («поименно названных», «избранных»), ведавшей: вместе со стратегом текущими внешнеполитическими делами союза.

В Ахейском союзе аналогичные функции исполняла созданная изначально коллегия дамиургов, включавшая по одному представителю от каждого полиса. С ростом состава и территории союзов участие всех (или даже большинства) граждан союзных полисов все более затруднялось и демократические принципы их организации фактически становились фикцией,, руководство союзом, по существу, принадлежало верхнему слою граждан,, тем, кто имел возможность приехать на собрание и из кого избирались стратеги, члены совета, апоклеты и дамиурги.

При внешнем сходстве политической структуры Этолийского и Ахейского союзов заметные различия в составе входивших в них полисов обусловили разный характер их внутренней и внешней политики. В отличие от Этолийского союза, объединявшего небольшие полисы в основном с земледельческим населением (только Навпакт был ремесленным и портовым городом), в Ахейский союз входили наряду с такого же типа полисами крупные торгово-ремесленные центры (Сикион, Мегары, Коринф), и именно они стали определять политику союза. Об этом говорит уже тот факт, что сикионец Арат избирался стратегом 16 раз и более 30 лет участвовал в руководстве Ахейским союзом. Вероятно, в интересах торговых городов делались попытки установить более тесные экономические связи внутри союза: как сообщает Полибий (II, 37, 10—11), в его время существовала единая система мер и весов, чеканились общесоюзные монеты.

Образование федераций имело и негативные последствия: для поддержания целостности и независимости союза была необходима значительная, более или менее профессиональная армия и немалые средства на ее вооружение и содержание (даже если она формировалась из граждан союза). Ахейский союз, шире использовавший наемные войска, частично покрывал эти расходы за счет денег, поступавших от Птолемеев, стремившихся таким путем оказать влияние на положение в Греции. В Этолии, где еще не была изжита восходящая к архаической эпохе практика военных экспедиций, предпринимаемых в частном порядке командирами отдельных отрядов и кораблей, армия в какой-то мере сама себя содержала. Отсюда постоянные набеги этолийцев и опустошения территории соседних полисов, не присоединившихся к их союзу. Такой же характер носили и некоторые военные экспедиции Арата, стратега Ахейского союза.

Неустойчивость внешнеполитической обстановки усугублялась активной деятельностью пиратов у побережья Греции, при этом не всегда можно провести грань между набегами пиратов, иногда инспирированными враждующими государствами, и пиратскими набегами воюющих сторон. Македония, вмешиваясь в столкновения между греческими государствами, также участвовала в грабежах и уводе пленных и использовала любую возможность для расширения своих владений. Опустошение полей, ограбление городов, угон скота, увод в плен рабов и свободных стали повседневным явлением в жизни Греции во второй половине III в. От

424

военных действий страдали прежде всего сельскохозяйственные районы, но иногда и значительные полисы подвергались разгрому. Войны приносили порой огромные доходы захватчикам. Так, в результате захвата Мантинеи и порабощения ее жителей добыча Ахейского союза составила 300 талантов 13; почти столько же досталось спартанцам при разрушении Мегалополя. Из Полибия (II, 62, 1—12) следует, что наибольшую ценность в добыче представляли захваченные в плен люди — рабы и свободные; при изложении военных операций он постоянно упоминает о двух-трех десятках или сотнях пленных, о поголовном порабощении населения тех или иных городов. Захваченных рабов обычно сразу же распродавали, от свободных (в том числе и метеков) требовали выкуп в 3— 5 и более мин за человека; иногда в политических целях попавших в плен граждан отпускали без выкупа, всех невыкупившихся выставляли на продажу как рабов. Продажные цены варьировали в зависимости от возраста, пола, профессии и личных качеств, но, видимо, были несколько ниже выкупных. Случаи массового порабощения жителей завоеванных полисов, широкая практика продажи в рабство пленных (наблюдавшиеся на Балканском полуострове еще до появления там римлян) и отсутствие сведений о вывозе захваченных в Греции рабов куда-либо (кроме Македонии) в сколько-нибудь широком масштабе — все это позволяет предполагать существование спроса на рабов в самой Греции и Македонии.

О развитии рабства в Македонии уже говорилось; что касается Греции, то можно предполагать, что увеличилось использование труда рабов в сельском хозяйстве земледельческих районов Пелопоннеса и Средней Греции. Полибий, например, пишет, что Элида (типично земледельческая область) превосходила весь остальной Пелопоннес обилием рабов и другого достояния (IV, 73, 6). Характерно, что пленные, захваченные в Лакедемоне, распродавались в соседней Арголиде, что в манумиссиях из Локриды, земледельческой области Средней Греции, преобладают покупные рабы. Возможно, однако, что потребность в рабах была обусловлена не столько увеличением роли рабского труда на полевых работах, сколько расширением рабского персонала в домашнем хозяйстве богатых землевладельцев, так как стремление к роскоши проникло даже в такие консервативные полисы, как Спарта и Элида. В результате продажи в рабство захваченного в плен свободного населения полководцами и пиратами значительно возросло в хозяйствах эллинов-рабовладельцев число эллинов-рабов. Сообщения о выкупе своих сограждан полисом путем складчины богатых граждан встречаются очень редко. Ушли в далекое прошлое представления о том, что только эллинам присуще быть свободными гражданами полиса и властвовать над варварами — рабами по природе.

Характерной чертой социальной жизни греческих полисов в III— II вв. было резкое расслоение гражданского коллектива: небольшой группе богатейших граждан-олигархов (число их обычно не превышало нескольких десятков человек) противостояла масса малоимущих и неимущих граждан, слой среднезажиточных граждан сократился, упала его роль в общественной жизни полиса. Показательны некоторые сохранившиеся в источниках цифры: по словам Полибия (XXI, 26, 9), богатейший из эллинов этолиец Александр Исский (по-видимому, наживавшийся на ростовщических операциях, поскольку он был главным противником отмены долгов в Этолии в 204 г.) имел более 200 талантов, т. е. 1 200 000 драхм; напомним, что ценз афинского гражданина при Деметрии Фалерском составлял 1000 драхм; квалифицированный плотник на Делосе в 279 г. получал за свой труд в течение дня 2 драхмы. Хотя эти

13 Напомним, что годовой доход царей Македонии составлял немногим более 200 талантов.
425

данные разновременны и происходят из разных регионов Греции, они все же дают представление об амплитуде имущественных различий, подрывавших социально-экономическую основу полиса как гражданской общины, призванной обеспечивать благосостояние и независимость всего коллектива граждан. Увеличение слоя неимущих граждан вело к обеднению полиса как экономического целого. По-видимому, в большинстве городов полисная казна испытывала постоянный дефицит, покрывавшийся в экстраординарных случаях (нехватка хлеба, выкуп граждан и т. п.) или взносами богатых сограждан, или ссудами соседних полисов, или дарениями царей и богатых чужеземцев, о чем свидетельствуют многочисленные надписи с почетными декретами в честь благодетелей. Источники сообщают также об устройстве празднеств и строительстве театров, портиков, храмов на средства Птолемеев, Селевкидов, Антигонидов и других династов, что, несомненно, тоже влияло на политическую и идеологическую атмосферу внутри полисов.

Все эти явления, отчасти наблюдавшиеся и раньше, а теперь ставшие повседневными в жизни Греции, убеждают в том, что полис эллинистической эпохи весьма существенно отличается от классического греческого полиса.

4. ОБОСТРЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ БОРЬБЫ В ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВАХ И ИХ ЗАВОЕВАНИЕ РИМОМ

Со второй половины III в. в Средиземноморье и Южной Европе начинают отчетливо проявляться новые экономические и политические тенденции. На западе крупнейшим государством становится Рим. К середине

III в. он подчинил Центральную и Южную Италию, в том числе все греческие полисы юга Апеннинского полуострова, а после победы в первой войне с Карфагеном — всю Сицилию, кроме небольшого сиракузского царства Гиерона II, сохранившего относительную независимость14. Таким образом, западные греческие полисы как самостоятельные социально-политические единицы и вместе с тем как часть всей системы эллинских полисов перестали существовать, были поглощены Римом.

Видимо, как следствие этого приобрели устойчивость и регулярность торговые и дипломатические связи между Римом и государствами Восточного Средиземноморья, для которых Рим стал преемником их традиционных партнеров в сношениях с Северо-Западным Средиземноморьем. Римляне также были заинтересованы в упрочении этих контактов (особенно в предвидении нового столкновения с Карфагеном), и потому нарушение иллирийскими пиратами безопасности морских путей в Адриатическом и Ионическом морях привело к войне Рима с иллирийцами (229— 228 гг.) Это был первый шаг в проникновении Рима на Балканский полуостров, но пока это не вызвало тревоги в Греции и Македонии, так как они были слишком поглощены своими внутренними и межполисными столкновениями.

После смерти Антигона Гоната его наследник Деметрий II (239— 229 гг.) попытался восстановить пошатнувшееся после захвата Коринфа ахейцами влияние Македонии в Пелопоннесе и Средней Греции. Это привело к сближению Ахейского и Этолийского союзов и их совместной длительной войне с Деметрием II. Но начавшиеся вторжения иллирийских племен, теснимых бастарнами, заставили Деметрия сосредоточить свои силы на северных границах Македонии. В 229 г. он был разбит дарда-

14 Гиерон II был провозглашен царем Сиракуз после победы над мамертинцами в 269 г. Благодаря его осторожной и гибкой политике в отношениях с Римом Сиракузское царство просуществовало до 215 г. до н. э.
426

нами и погиб, иллирийцы заняли северные районы Македонии. Воспользовавшись ситуацией, отпала Фессалия, этолийцы вторглись в юго-западные районы Македонии; Афины за выкуп в 150 талантов добились вывода македонского гарнизона из Пирея; в Пелопоннесе тираны Мегалополя, Аргоса и других городов, не получая помощи от Македонии, сложили власть, полисы присоединились к Ахейскому союзу. Казалось, Македония полностью утратила свои позиции в Греции. Но уже через год преемнику Деметрия II Антигону Досону (229—221 гг.) удалось вновь подчинить себе Фессалию и восстановить влияние Македонии в Средней Греции, а в последующие годы — в Эгеиде и на Пелопоннесе. Причину этих успехов следует искать не в усилении военно-экономического потенциала Македонии, а в нарастающем обострении социальной борьбы в греческих полисах. Главным очагом ее стала Спарта.

К середине III в. в Спарте большая часть спартиатов фактически лишилась своих наделов, число полноправных граждан резко сократилось; по словам Плутарха, спартиатов оказалось не более 700 человек и из них лишь около 100 владели землей. Упала военная мощь Спарты, задолженность ростовщикам стала постоянным явлением даже среди семей старой аристократии, потребность в социальных преобразованиях ощущалась во всех слоях спартанского общества. Первым с предложением реформ выступил молодой царь Агис (245—241 гг.). Воодушевленный идеей восстановления «ликургова строя», он предложил аннулировать долги и произвести передел земли с целью увеличить число полноправных граждан; для осуществления реформы он предоставил имущество и земли своей семьи, призывая богатых граждан последовать его примеру. Эти предложения, встретившие активную поддержку среди обедневших спартиатов, вызвали ожесточенное сопротивление эфората и аристократии. Агис погиб, но выдвинутые им идеи продолжали жить, социальная обстановка в Спарте оставалась напряженной. Через несколько лет с реформами, облеченными в форму восстановления законов Ликурга, выступил царь Клеомен (235—221 гг.). Учитывая опыт Агиса, Клеомен, более зрелый и реалистичный политик и талантливый полководец, предварительно упрочил свое положение успешными действиями в начавшейся в 228 г. войне с Ахейским союзом. Заручившись поддержкой армии, он сначала уничтожил эфорат и изгнал из Спарты 80 наиболее богатых граждан, затем провел кассацию долгов и передел земли; пополнив число граждан периэками, он создал отряд гоплитов в 4000 человек.

События в Спарте вызвали социальное брожение во всей Греции. Мантинея вышла из Ахейского союза и присоединилась к Клеомену, волнения начались и в других городах Пелопоннеса. В возобновившейся войне с Ахейским союзом Клеомен занял ряд городов, причем его поддерживали народные массы, рассчитывавшие на отмену долгов и передел земли. Напуганное этим олигархическое руководство Ахейского союза, в течение многих лет возглавлявшего борьбу против Македонии, обратилось за помощью к царю Антигону Досону. Арат «в страхе перед уничтожением богатства и облегчением мук бедности,— пишет Плутарх (Клеомен, XVI)подчинил ахейцев и самого себя... приказам македонских сатрапов». В результате перевес сил оказался на стороне противников Спарты. Тогда Клеомен (как это не раз случалось в античности в критических ситуациях) освободил за выкуп в 5 мин с человека около 6000 илотов и 2000 из них включил в свою армию. Однако и эта крайняя мера не спасла положения: в битве при Селассии (221 г.) значительно более многочисленные объединенные силы Македонии и ахейцев уничтожили спартанскую армию. В Спарту был введен македонский гарнизон, назначен наместник и восстановлен прежний порядок. После победы над Клеоменом Антигон создал Эллинский союз под гегемонией Македонии, в который вошли ахейская федерация, Спарта и другие греческие поли

427

сы, за исключением Этолийского союза и Афин. Исследователи по-разному оценивают деятельность Клеомена: одни подчеркивают ее революционность, другие видят в ней лишь стремление возродить гегемонию Спарты в Пелопоннесе. Но если даже субъективно Клеомен и стремился к гегемонии, то реальная обстановка требовала от него радикальных социальных мероприятий.

Поражение Клеомена не могло остановить нарастание социальных движений. Уже через два года после восстановления олигархических порядков спартанская «молодежь», еще находившаяся под влиянием идей царя-реформатора, произвела переворот: прежний эфорат был уничтожен,, избраны новые эфоры, Спарта вышла из Ахейского союза и присоединилась к этолийцам. Еще более радикальные преобразования пытался провести последователь Клеомена Хилон, но его попытка окончилась неудачей. В 210 г. власть в Спарте захватил тиран Маханид, о его социальной программе сведений не сохранилось, известно лишь, что олигархическое руководство Ахейского союза вело с ним упорную борьбу. В 207 г. во главе спартанского государства становится тиран Набис (Полибий называет его тираном, в надписях же он носит титул царя) ; внутренняя политика Набиса была в известной мере осуществлением программы Клеомена. Очевидно, с той же целью — пополнить число спартиатов — он освобождал илотов и наделял их и периэков землей, конфискуя для этого имущество наиболее богатых граждан. Политика Набиса встречала поддержку демоса в соседних полисах, благодаря чему удалось присоединить к Спарте некоторые города Пелопоннеса и Крита. Едва ли террор Набиса по отношению к своим политическим противникам проводился с большей, чем обычно, жестокостью, и лишь потому, что он был направлен против современных Полибию и близких по положению и взглядам лиц, его действия резко осуждаются историком и вслед за ним другими древними авторами.

Не менее напряженная социальная борьба шла в Беотии. «Государство беотян,— пишет Полибий,— было окончательно расстроено, и у них в течение чуть ли не 25 лет не было вынесено ни одного приговора ни по частным жалобам, ни по государственным делам» (XX, 6). Чтобы предотвратить социальные конфликты и облегчить положение демоса, руководители Беотийского союза вынуждены были отсрочивать взыскание долгов, устраивать общественные раздачи и обеды. В Этолии долговой вопрос приобрел особую остроту, было поручено стратегам Скопасу и Доримаху разработать законы о кассации долгов, но в результате активного противодействия ростовщиков они не были приняты.

Обострение социальной борьбы в полисах Средней Греции создало благоприятные условия для активизации агрессивной политики Македонии. Пользуясь положением главы Эллинского союза, Филипп V (221— 179 гг.) попытался с помощью союзников подчинить Этолийскую федерацию. Эта так называемая Союзническая война (220—217 гг.), сопровождавшаяся опустошительными вторжениями на территорию противников,, не принесла, однако, желаемого результата. Тогда Филипп, надеясь укрепиться на Адриатике, вступил в союз с Ганнибалом после'его победы при Каннах (215 г.) и начал вытеснять римлян из Иллирии. Это положило начало первой войне Македонии с Римом (215—205 гг.), которая, по существу, была войной Филиппа с его греческими противниками, примкнувшими к Риму,— Этолией, Спартой и Пергамом, и закончилась миром, не разрешившим тех проблем, которые привели к войне. Последние годы III в. были периодом наибольшего политического и экономического усиления Македонии. Этому благоприятствовала и общая политическая ситуация в Восточном Средиземноморье.

После 4-й Сирийской войны между Египтом и царством Селевкидов (219—216 гг.), в результате которой Птолемей IV потерял Келесирию,

428

в Египте начались массовые волнения, охватившие всю страну и длившиеся в Фиваиде около 20 лет. Вслед за этим развернулась ожесточенная придворная борьба вокруг опекунства над малолетним Птолемеем V. Воспользовавшись внутренней неустойчивостью Египта, Филипп V и Антиох III начали захватывать внешние владения Птолемеев: к Македонии отошли все принадлежавшие Птолемеям полисы на Геллеспонте, в Малой Азии и в Эгейском море. Антиох III после победы при Панионе (200 г.) овладел Финикией и Келесирией. Экспансия Македонии ущемляла интересы Родоса и Пергама, что привело к войне (201 г.), где перевес был на стороне Филиппа V. Тогда Родос и Пергам обратились за помощью к римлянам. Для Рима, который после успешного завершения II Пунической войны подчинил все Западное Средиземноморье и перенес свои агрессивные устремления на Восток, это оказалось благоприятным предлогом начать войну с Македонией. Так конфликт между эллинистическими государствами перерос во II Македонскую войну (200— 497 гг.).

Знаменательно, что и в ходе II Македонской войны важнейшим для воюющих сторон был вопрос, какую позицию займут греческие государства. В упорной дипломатической борьбе перевес оказался на стороне римлян, широко использовавших традиционный демагогический лозунг «свободы» греческих полисов. На сторону Рима перешли Этолийский (в 199 г.) и Ахейский (в 198 г.) союзы, так как имущие слои полисов видели в римлянах силу, способную обеспечить их интересы без одиозной для демоса монархической формы правления. После поражения при Киноскефалах, в котором важную роль сыграла этолийская конница (197 г.), Филипп вынужден был заключить мир, по которому Македония лишалась всех своих владений в Малой Азии, Эгейском море и Греции. Филипп должен был выдать весь флот, уплатить контрибуцию и выдать заложником сына. Вопрос о статусе отнятых у Филиппа территорий решался римским сенатом.

На Истмийских играх в 196 г. сенатская комиссия под председательством Тита Фламинина, направленная для устройства дел в Греции, торжественно провозгласила «свободу» греческих полисов. Но вслед за этим Рим начал распоряжаться в Греции, не считаясь с интересами своих бывших союзников: определял границы государств, разместил свои гарнизоны в Коринфе, Деметриаде и на Халкиде, с помощью сенатской комиссии и послов вмешивался во внутреннюю жизнь Греции. Так, Фессалийскую лигу, где борьба между олигархией и демосом была особенно ожесточенной, Фламинин, руководствуясь цензом, перестроил по образцу Ахейского союза. «Устроив» греческие дела, римляне потребовали от союзников объявления войны Набису, опять-таки под предлогом «освобождения» греческих городов от тирании. В результате военных действий в 192 г. Набис погиб и Спарта утратила свою независимость.

Римляне вывезли из Македонии и Греции огромное количество медных и мраморных статуй, золота и серебра в изделиях, слитках и монетах. «Освобождение» Греции, по существу, было первым шагом в распространении римского господства в Восточном Средиземноморье, началом нового этапа в истории эллинистического мира.

Поражение Македонии в войне с Римом и внутренние осложнения в Египте создали благоприятные условия для усиления политического могущества царства Селевкидов. Начало ему было положено восточным походом Антиоха III (212—204 гг.), во время которого он, подчинив Армению и упрочив свои границы на западе, повторил отчасти маршрут Александра Македонского. Во время II Македонской войны Антиох захватил города Киликии, Ликии и Карии, принадлежавшие ранее Птолемеям, а затем начал подчинять полисы Малой Азии и Фракии, освобожденные Римом из-под власти Македонии. Предвидя неизбежность столк

429

новения с Римом, он уладил свои отношения с соседями в Малой Азии и попытался заручиться союзниками в Греции, где уже возникло недовольство Римом. Против Рима открыто выступали этолийцы, обделенные римлянами при раздаче владений Филиппа. Весьма неуверенно чувствовали себя сторонники Рима в Беотии, где были сильны промакедонские настроения и беотархом был избран Брахилла. С согласия Фламинина Брахилла был убит.

Когда Антиох III высадился на Балканском полуострове, население греческих полисов, по словам Ливия (XXXV, 34), разделилось на два лагеря: «знатные и все вообще благонамеренные стоят за союз с римлянами и довольны настоящим положением, а толпа и те, дела которых не соответствовали их желаниям, хотят всеобщего переворота». Так как власть в большинстве греческих государств была в руках «знатных» и «благонамеренных», к Антиоху присоединились лишь Этолия и Беотийский союз. Война между Антиохом и римлянами развернулась на территории Средней и Северной Греции; многие полисы подверглись грабежу и разорению двух враждебных чужеземных армий. Антиох III после поражений у Фермопил и о. Мионнеса отступил в Лидию; здесь в битве у Магнесии (190 г.) его войска были разгромлены. Вслед за этим капитулировали этолийцы и приняли продиктованные Римом условия мира: территория Этолии значительно сокращалась, все города, занятые римлянами или заключившие с Римом сепаратно дружественный союз, отторгались от Этолийского союза, Этолия теряла свое господство над Дельфами, обязывалась уплатить 500 талантов и выдать заложников.

По мирному договору Антиох вынужден был (помимо уплаты 15 тыс. талантов контрибуции) отказаться от всех своих владений в Европе, а в Малой Азии — от земель к северу от Тавра. Эти области римляне передали из дипломатических соображений своим союзникам — Родосу и Пергаму. Поражение Антиоха оживило сепаратистские тенденции внутри государства Селевкидов: отделились незадолго до того подчиненные области Армении, возобновились волнения в восточных областях. Победа римлян и их союзников над крупнейшим из эллинистических государств — царством Селевкидов — коренным образом изменила политическую ситуацию: ни одно из эллинистических государств не могло более претендовать на гегемонию в Восточном Средиземноморье.

Влияние Рима в Греции после победы над Антиохом еще более усилилось. Внутренние греческие дела, как, например, взаимоотношения Ахейского союза с его членами — Спартой и Мессенией, разбираются римским сенатом. Но одновременно усиливаются и антиримские настроения демоса, недовольство проримской политикой правящих кругов. Полибий сообщает (XXIV, 11, 2—8), например, о появлении в Ахейском союзе оппозиционной группировки, выступавшей против безоговорочного подчинения Риму.

Гораздо больше, чем антиримские настроения в Греции, беспокоили римлян новые попытки Филиппа расширить свои владения и укрепиться на фракийском побережье. Филипп отчетливо сознавал, что новое столкновение с Римом неизбежно, и начал целенаправленно готовиться к нему.

За короткое время он сумел восстановить финансы страны, усиленно проводил переселение фракийцев — как для обработки пустующих земель, так и с целью обеспечить надежность приморских городов на случай войны. Рим, в свою очередь, начал дипломатическую подготовку к войне с Македонией, предъявляя ультиматумы Филиппу, рассылая посольства и принимая жалобы на него. Наследовавший Филиппу Персей (179— 168 гг.) главное внимание уделял стабилизации внутреннего положения.

Он старался приобрести симпатии демоса и внутри Македонии, и в греческих полисах, объявил амнистию всем изгнанникам, кассацию государ

430

ственных долгов. Вместе с тем он искал союзников среди эллинистических царств. Внутри Греции в 173—172 гг. борьба промаке донских и проримских партий достигает особого напряжения в Этолии, Фессалии и Беотийском союзе и в известной мере носит социальный характер.

Несмотря на промакедонские настроения демоса многих греческих государств, к началу третьей войны с Римом (171 г.) Македония оказалась почти изолированной, к ней присоединились только царь Иллирии и часть эпиротов. В Греции продолжалась борьба партий, но римлянам удалось путем демагогии, угроз и репрессий удержать в повиновении все греческие полисы. В 168 г. в единственном крупном сражении при Пидне римские войска под командованием Луция Эмилия Павла полностью разгромили Персея и его союзников, сам он сдался в плен, и македонское царство прекратило существование.

Объявив македонян «свободными» от тирании царской власти, римляне в то же самое время дали им почувствовать иго победителей: Македония была разделена на четыре изолированных округа, жители каждого из них могли покупать недвижимость и вступать в брак только в своем округе. Римляне отняли у македонян право разрабатывать серебряные рудники, вывозить лес, ввозить соль — все это стало монополией Рима. Особенно жестоко римляне расправились с Эпиром, своим бывшим союзником: более 150 тыс. эпиротов были проданы в рабство, большая часть горвдов была разрушена. В зависимости от заслуг или вины перед римлянами в войне с Персеем (даже нейтралитет считался виной) были пересмотрены границы греческих полисов. За сочувствие Персею Родос был лишен переданных ему Римом после войны с Антиохом III Ликии и Карии; чтобы подорвать его торговое значение, римляне объявили свободным портом Делос. От Ахейского союза римляне начали отбирать один город за другим. Во всех городах сторонники Македонии были подвергнуты наказаниям или отправлены на суд в Рим.

Расправа с Македонией и Эпиром, вмешательство во внутренние дела греческих полисов резко изменили отношение греков к Риму. Социальная и политическая борьба в греческих городах теперь приобрела характер борьбы против римского господства. Даже в Ахейском союзе к власти приходят элементы, враждебные Риму, усиливается политическая роль средних слоев, делаются попытки облегчить положение демоса отсрочкой уплаты долгов. Римское господство в Македонии вызвало массовое восстание населения в 149 г. под руководством Андриска, выдававшего себя за Филиппа, сына Персея. Почти два года восставшие вели упорную борьбу с Римом. Подавив восстание, римляне превратили Македонию в провинцию римского государства.

Вслед за тем было подавлено и антиримское движение в Греции. Воспользовавшись как предлогом междоусобными войнами в Ахейском союзе, Рим предписал отделить от союза Спарту, Коринф, Аргос, Орхомен и Гераклею. По существу, это означало роспуск союза и вызвало возмущение ахеян. Но неподчинение Риму было равносильно объявлению войны, и сенат направил в Грецию стоявшие в Македонии войска. Ахейский союз вступил в неравную борьбу; чтобы усилить свою армию, ахейцы отпустили на волю и зачислили в армию 12 тыс. рабов. Попытки оказать сопротивление римлянам до их вступления в Пелопоннес оказались безуспешными, центром сопротивления стал Коринф. Хотя война ахейцев против римлян вызывала сочувствие демоса в других греческих полисах, выступить на помощь ахейцам никто не решился. Одни ахейцы выдержать борьбу с Римом не могли, Коринф был взят римлянами, разрушен до основания и сожжен, разрушены были и другие ахейские города. Масса населения была порабощена и вывезена в Рим. Все греческие союзы были распущены, власть в полисах передана олигархам, Греция была подчинена властям провинции Македонии.

431

Замирив Грецию и Македонию, Рим начал наступление на государства Малой Азии. Проникшие туда римские торговцы и ростовщики все более подчиняли внешнюю и внутреннюю политику этих государств интересам Рима. В наиболее тяжелом положении оказался Пергам, где социальная обстановка была столь напряженной, что Аттал III (139— 133 гг.), не надеясь на устойчивость существующего режима, завещал свое царство Риму. Но ни этот акт, ни реформа, которую пыталась провести знать после его смерти, не смогли предотвратить народного движения, охватившего всю страну и направленного против римлян и местной знати. Более трех лет (132—129 гг.) восставшие земледельцы, рабы и неполноправное население городов под руководством Аристоника оказывали упорное сопротивление римлянам. После подавления восстания Пергам был превращен в провинцию Азию.

Восстание Аристоника было одним из звеньев прокатившейся по Средиземноморью в конце II в. волны рабских восстаний. Начало им положило 1-е восстание рабов в Сицилии (137—132 гг.); около 130 г. на Делосе вспыхнуло быстро подавленное восстание рабов, привезенных туда для продажи; к этому же времени относится восстание рабов в Лаврийских рудниках в Аттике, тоже, по-видимому, быстро подавленное. Более длительным было рабское восстание в Лаврийских рудниках в 103/102 г., где работавшие в рудниках скованными рабы перебили стражу, овладели крепостью на Сунии и долгое время опустошали Аттику.

Политическая история эллинистического мира во II—I вв.— это история постепенного подчинения одной страны за другой римскому господству. Предпосылками этого являются, с одной стороны, потребности экономического развития античного общества в целом, в том числе и эллинистических государств, требовавшие установления более тесных и устойчивых экономических связей между Западным и Восточным Средиземноморьем; с другой стороны, противоречия во внешнеполитических взаимоотношениях и внутренняя социально-политическая неустойчивость эллинистических государств, ослаблявшие их сопротивление римской агрессии. Объединение Западного Средиземноморья под властью Рима внесло существенные изменения в традиционные торговые связи Греции с Сицилией и другими греческими колониями на Западе и в упрочившиеся в III в. связи Египта и Сирии с Северной Африкой и Италией. Начался процесс нового перемещения торговых путей и экономических центров, активного проникновения римлян на Восток и приспособления восточных экономических центров к новой ситуации. Военная и экономическая экспансия римлян сопровождалась интенсивным развитием рабовладельческих отношений в Италии и в завоеванных областях: в ходе завоеваний происходило массовое порабощение населения, расширялась торговля рабами и сфера применения рабского труда.

Все эти явления находили отражение во внутренней жизни эллинистических государств. Обостряется борьба в верхах эллинистического общества между слоями преимущественно городской знати, заинтересованной в расширении товарного производства, торговли и рабовладения, и знати, связанной с царским административным аппаратом и Храмами, жившей в основном за счет традиционных форм эксплуатации сельского хозяйства. Эта борьба выливалась в дворцовые перевороты, династические войны, городские восстания, выступления народных масс против налогового гнета, злоупотреблений государственного аппарата, ростовщичества и порабощения, перерастая иногда в своего рода гражданские войны, истощавшие экономику и военные силы государства.

Так было в Египте, где длительные и ожесточенные династические войны переплетались с массовыми народными движениями. В державе Селевкидов, также раздираемой династическими войнами, усиливаются сепаратистские движения в сатрапиях; в конце II в. Парфия захватывав

432

ет Вавилонию, Персию и Мидию, в начале I в. отпадают Иудея (где уже несколько десятилетий шла борьба против господства Селевкидов) и Коммагена; добиваются автономии крупные города (Антиохия, Лаодикея, Апамея и др.). Сократившееся до территории одной только Сирии царство Селевкидов в 83—69 гг. было подчинено царем Армении Тиграном, а в 64 г. до н. э. Помпей присоединил его к Риму в качестве провинции Сирии.

В I в. до н. э. очагом сопротивления римской экспансии в Малой Азии стало Понтийское государство, которое при Митридате VI Евпаторе превратилось в крупную державу и распространило свою власть почти на все побережье Черного моря. В 89 г. Митридат Евпатор начал войну с Римом, его выступление нашло поддержку среди широких слоев населения Греции и особенно в провинции Азии, где римские публиканы беззастенчиво грабили подвластные им территории. Вражда к Риму была так велика, что по приказу Митридата в один день в Малой Азии было вырезано огромное число римлян и италиков, включая женщин, детей и рабов. Войска Митридата после безуспешной попытки взять Родос высадились в Северной и Средней Греции, и к 88 г. без особого труда заняли почти всю Грецию. В Афинах власть ©казалась в руках ставленника Митридата тирана-эпикурейца Аристиона.

Однако успехи Митридата были недолговременны. Направленная в Грецию под командованием Суллы римская армия нанесла поражение понтийскому войску под Херонеей и Орхоменом, после длительной осады Сулла взял и разгромил Афины и Пирей. Последовавшие за тем социальные мероприятия Митридата — кассация долгов, раздел земель, предоставление гражданства метекам и рабам — лишили его поддержки зажиточных слоев граждан. В 85 г. Митридат вынужден был признать себя побежденным и по Дарданскому мирному договору отказался от своих завоеваний в Греции и Малой Азии.

Он еще дважды — в 83—81 и 73—53 гг.— пытался, используя антиримские настроения, приостановить проникновение римлян в Причерноморье и Малую Азию, но расстановка социальных сил и тенденции исторического развития предопределили окончательное поражение понтийского царя.

В начале I в. до н. э. владения Рима вплотную подступили к границам Египта. В 96 г. Киренаика, отделившаяся за два десятилетия до этого от Египта, перешла к Риму. Царство Птолемеев по-прежнему сотрясали династические распри и народные движения. И хотя в римском сенате неоднократно дебатировался вопрос о присоединении Египта, внутреннее и внешнеполитическое положение не позволяло Риму начать открытую войну против этого еще относительно сильного и стратегически труднодоступного государства. Только в 48 г. Цезарь, преследуя Помпея, ввел в Александрию свои войска. Но и он после восьмимесячной упорной войны с египтянами, в первую очередь с александрийцами, ограничился присоединением Египта в качестве союзного царства. Потребовалось еще почти два десятилетия для того, чтобы Александрия, крупнейший центр ремесла, науки и искусства и важнейший торговый порт в Средиземноморье, столица одной из наиболее богатых стран, примирилась с неизбежностью подчинения римскому господству. В 30 г. до н. э. после победы над Антонием Август почти без сопротивления занял Александрию и подчинил Египет.

Эллинистический мир как политическая система был поглощен Римской империей, но элементы социально-экономической структуры, сложившиеся в эллинистическую эпоху, оказали огромное воздействие на дальнейшее развитие Восточного Средиземноморья и в значительной мере определили его специфику. Важнейшим наследием эллинистического мира

433

была созданная им культура, получившая затем широкое распространение на периферии эллинистического мира и оказавшая огромное влияние на развитие римской культуры, и особенно культуры восточных римских провинций.

5. ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА

Эллинистическая культура не была единообразной на всей территории эллинистического мира. В каждой области она формировалась в результате взаимодействия местных, наиболее устойчивых традиционных элементов культуры с культурой, принесенной завоевателями и переселенцами, греками и негреками. То или иное сочетание этих элементов, те или иные формы синтеза определялись воздействием многих конкретных обстоятельств: соотношением различных этнических групп (местных и пришлых), уровнем их культуры, социальной организацией, условиями экономической жизни, политической обстановкой и т. д., специфическими для данной местности.

И однако эллинистическую культуру можно рассматривать как нечто целое и своеобразное, так как всем ее местным вариантам свойственны некоторые общие черты, обусловленные, с одной стороны, обязательным участием в этом синтезе греческой культуры15, с другой — сходными тенденциями социально-экономического и политического развития общества на всей территории эллинистического мира. Развитие городов, товарно-денежных отношений, торговых связей Средиземноморья и Передней Азии во многом определяло формирование материальной и духовной культуры в период эллинизма. Образование эллинистических монархий в сочетании с полисной структурой способствовало возникновению новых правовых отношений, нового социально-психологического облика человека, новых элементов в идеологии. Напряженная политическая обстановка, непрерывные военные конфликты между государствами и социальные движения внутри них также наложили существенный отпечаток на культуру эллинистического общества. В эллинистической культуре более выпукло, чем в классической греческой, выступают различия в содержании и характере культуры эллинизированных верхних слоев общества и городской и сельской бедноты, в среде которой устойчивее сохранялись местные культурные традиции.

Характерной чертой эллинистического времени была большая подвижность населения. Не говоря уже о наемниках, которые постоянно переходили от одного полководца или царя к другому, о моряках и торговцах, поддерживавших регулярные связи между отдаленными частями эллинистического мира, постоянно перемещалась значительная масса людей интеллигентных профессий — артистов, врачей, риторов, поэтов, философов, художников, скульпторов, искусных мастеров и пр.: из Малой Азии, Сирии, Сицилии, Причерноморья и других районов приезжали учиться или работать в Афины, на Родос, в Александрию, в Пергам, переезжали из одного города в другой, иногда так и не возвращаясь на родину16. Поэтому эллинистическая культура — это результат творчества всего эллинистического мира, и нельзя говорить о культуре Греции и Македонии, не касаясь культуры других регионов.

15 По существу, подавляющее большинство известных в настоящее время письменных памятников и в значительной мере памятников искусства эллинистического времени отражают культуру грекоязычного или знающего греческий язык населения, получившего образование по греческому образцу.
16 Например, Феокрит родился в Сицилии, некоторое время жил и работал в Александрии, затем на Косе; Аполлоний Родосский работал сначала на Родосе, потом в Александрии; Зенон приехал в Афины из Кития на Кипре; Сфер из Борисфена приехал учиться в Афины, затем жил в Александрии, Спарте и снова в Александрии.
434

Выше уже говорилось о взаимодействии эллинских и местных элементов материальной культуры, результаты которого прослеживаются в развитии техники ремесленного производства, градостроительства, а также в развитии прикладного искусства. Те же явления наблюдаются и в других сферах художественного творчества, и прежде всего в архитектуре. Архитектура эллинистических полисов продолжала греческие традиции, но наряду с сооружением храмов большое внимание стало уделяться гражданскому строительству— архитектуре театров, гимнасиев, булевтериев, дворцов. Внутреннее и внешнее оформление зданий стало богаче и разнообразнее, широко стали использовать портики и колонны (главным образом ионического и коринфского ордера), колоннадой обрамляли отдельные сооружения, агору, а иногда и главные улицы (портики Антигона Гоната, Аттала на Делосе, на главных улицах Александрии). Цари и города строили и восстанавливали множество храмов греческим и местным божествам. Из-за большого объема работ и недостатка средств строительство растягивалось на десятки лет. Наиболее грандиозными и эффектными считались Сарапеум в Александрии, построенный Пармениском в III в., храм Аполлона в Дидиме возле Милета, строительство которого началось в 300 г., храм Зевса в Афинах (начат в 170 г. по плаву архитектора Коссутия) и храм Артемиды в Магнесии на Меандре архитектора Гермогена (начат на рубеже III и II вв.). Одновременно и так же медленно сооружаются и реставрируются храмы местных божеств — храм Гора в Эдфу, богини Хатхор в Дендера, Хнума в Эсне, Исиды на острове Филы, Эсагила в Вавилоне, храм бога Набу, сына Мардука, в Борсиппе и У руке. Храмы греческих богов строились по классическим канонам с небольшими отклонениями. В архитектуре храмов восточных богов тоже строго соблюдаются традиции древних египетских и вавилонских зодчих, эллинистическое влияние прослеживается лишь в отдельных деталях и в надписях на стенах храмов.

Спецификой эллинистического периода можно считать появление нового типа общественных зданий — библиотек (в Александрии, Пергаме, Антиохии и других городах), Мусейона (в Александрии) и сооружений научно-практического назначения — Фаросского маяка, Башни ветров в Афинах. Наиболее грандиозным и сложным сооружением, считавшимся одним из семи чудес света, был Фаросский маяк, созданный архитектором и строителем Состратом из Книда. Это была башня, увенчанная статуей бога Посейдона и достигавшая высоты около 120 м, нижняя ее часть, квадратная в сечении и ориентированная по странам света, суживалась кверху, средняя часть была восьмигранной и ориентирована по направлению основных ветров, верхняя часть — типа ротонды, цилиндрическая, была оборудована металлическими зеркалами, внутри ее горел огонь. Фаросский маяк служил одновременно и наблюдательным пунктом, и своего рода метеорологической станцией для мореходства и крепостью (внутри него, по-видимому, располагался гарнизон с запасом провианта и пресной воды). Вероятно, метеорологические функции исполняла восьмиугольная Башня ветров в Афинах с флюгером в виде фигурки тритона на крыше. Кроме того, снаружи на ее стенах находились солнечные часы, а внутри— водяные часы, заменявшие солнечные в плохую погоду.

Раскопки в Пергаме позволили воспроизвести структуру здания библиотеки. Она находилась в центре акрополя на площади возле храма Афины. Фасад здания представлял собой двухэтажный портик с двойным рядом колонн, нижний портик упирался в опорную стену, примыкавшую к крутому склону холма, а на втором этаже позади портика, использовавшегося как своего рода читальный зал, находились четыре закрытых помещения, служивших хранилищем для книг, т. е. папирусных и пергаментных свитков. Крупнейшей библиотекой в древности считалась

435

Александрийская, но ее описания не сохранилось, по-видимому, она примыкала или входила в комплекс Мусейона (Храма муз). По сообщению Страбона (XVII, 1, 8), Мусейон был частью дворцовых сооружений, и, помимо самого храма, ему принадлежал большой дом, где находилась общая столовая для ученых, состоявших при Мусейоне, экседра (крытая галерея с сиденьями для занятий) и место для прогулок.

Сооружение общественных зданий, служивших центрами научной работы, можно рассматривать как признак и как материальное выражение возросшей роли науки и в практической, и в духовной жизни эллинистического общества. Накопленный в предшествующую эпоху объем знаний в греческом и восточном мире и появившаяся возможность объединения этих двух потоков информации породили потребность в классификации имеющегося материала, подведении некоторых итогов. В слабо расчлененном комплексе научных представлений начинается дифференциация, отделяются от философии и зарождаются как особые науки, математика, астрономия, ботаника, география, медицина, филология.

Синтезом математических знаний древнего мира можно считать труд Евклида «Элементы» (или «Начала»). Изложенные в нем постулаты и аксиомы и дедуктивный метод доказательств служили в течение веков основой для учебников геометрии. Работы Аполлония из Перги о конических сечениях положили начало тригонометрии. С именем Архимеда. Сиракузского связано открытие одного из основных законов гидростатики, начало исчисления бесконечно больших и малых величин, ряд важных положений механики и технических изобретений.

Существовавшие в Вавилонии при храмах центры изучения астрономических явлений и труды вавилонских ученых V—IV в. Кидинну и Сидина, ставшие доступными грекам после походов Александра Македонского, оказали большое влияние на развитие астрономии в эллинистический период. Аристарх из Самоса (310—230 гг.) выдвинул гипотезу, что Земля и планеты вращаются вокруг Солнца по круговым орбитам. Селевк Вавилонский пытался обосновать это положение. Гиппарх из Никеи (146—126 гг.) писал о явлении прецессии равноденствий, установил продолжительность лунного месяца, составил каталог 805 неподвижных звезд с определением их координат и разделил их на три класса по яркости. Однако он отклонил гипотезу Аристарха на том основании, что такие орбиты не соответствуют наблюдаемому движению планет, и его авторитет способствовал утверждению геоцентрической системы в античной науке. Наряду с развитием научных знаний во II в. широкое распространение получила астрология, восходящая к существовавшему в Междуречье культу звезд.

Походы Александра Македонского значительно расширили географические представления греков. Пользуясь накопившимися сведениями, Дикеарх (ок. 300 г.) составил карту мира и вычислил высоту многих гор Греции. Эрастосфен из Кирены (275—200 гг.), необычайно разносторонний ученый, возглавлявший некоторое время Александрийскую библиотеку, исходя из представления о шарообразности Земли, вычислил ее окружность в 252 000 стадий (ок. 39 700 км), что очень близко к действительной (40075,7 км). Он же утверждал, что все моря составляют единый океан и что возможно попасть в Индию, плывя вокруг Африки или на запад от Испании. Его гипотезу поддержал Посидоний из Апамеи (135—51 гг.), ученый широкого профиля, изучавший приливы и отливы Атлантического океана. Посидоний изучал также вулканические и метеорологические явления и выдвинул концепцию о пяти климатических поясах Земли. Во II в. Гиппал открыл муссоны, практическое значение которых показал Евдокс из Кизика, проплыв в Индию через открытое море. Многочисленные, не дошедшие до нас сочинения географов описательного характера послужили источником для сводной работы Страбо

436

на «География в 17 книгах», законченной им около 7 г. н. э. и содержащей описание всего известного к тому времени мира от Британии до Индии. Наряду с чисто географическими данными Страбон сообщает много исторических сведений об описываемых им странах и народах.

Заметно продвинулось изучение природы и человека. Феофраст, ученик и преемник Аристотеля в школе перипатетиков, по образцу аристотелевской «Истории животных» создал «Историю растений», в которой систематизировал все накопленные к началу III в. знания в области ботаники, включая сведения, почерпнутые во время походов Александра Македонского. Последующие работы античных ботаников внесли существенные дополнения лишь в изучение лекарственных растений, что было связано с развитием медицины. В области медицинских знаний в эллинистическую эпоху существовали два направления: «догматическое», или «книжное», выдвигавшее задачу умозрительного познания природы человека и скрытых в ней причин недугов, и эмпирическое, ставившее целью изучение и врачевание каждого конкретного заболевания. В изучение анатомии человека большой вклад внес работавший в Александрии Герофил Халкедонский (III в.). Он обнаружил нервы и установил их связь с мозгом, высказал гипотезу, что с мозгом связаны и мыслительные способности человека; он установил также, что по венам и артериям циркулирует кровь, а не воздух, т. е. фактически открыл кровообращение. Очевидно, его выводы основывались на практике рассечения трупов и опыте египетских врачей и мумификаторов. Не меньшей известностью пользовался Эрасистрат с острова Кеоса (III в.): он различал двигательные и чувствительные нервы, изучал анатомию сердца. Оба они умели делать сложные операции и имели свои школы учеников. Гераклид Тарентский и другие врачи-эмпирики большое внимание уделяли изучению лекарств.

Этот далеко не исчерпывающий перечень научных достижений эллинистического времени говорит о том, что наука в целом приобретает значение одной из важнейших форм общественного сознания. Это проявляется и в том, что при дворах эллинистических царей (для повышения их престижа) создаются специальные учреждения, мусейоны и библиотеки, где ученым и поэтам предоставлялись пропитание и необходимые условия для творческой работы. Практика создания мусейонов, по-видимому, восходит к Платоновой Академии, где по словам Диогена Лаэртского (IV, 3, 19), в саду были святилище муз и крытая галерея для прогулок, а ученики жили в хижинах поблизости от святилища. Такую же организацию приобрела и школа перипатетиков — Ликей — при преемнике Аристотеля Феофрасте; как сообщает Диоген Лаэртский (V, 2, 51—53), в завещании Феофраста (умер в 286 г.) предписывалось довершить сооружение (скорее — восстановление) святилища муз и статуй муз, восстановить при святилище портики и в нижнем поместить картины и алтарь. Сад, прогулочное место и все постройки при саде Феофраст завещает названным в завещании ученикам и преемникам с примечательной оговоркой: «И пусть они ничего себе не оттягивают и не присваивают, а располагают всем сообща, словно храмом, и живут между собой по-домашнему дружно, по пристойности и справедливости» (пер. М. Л. Гаспарова). Содержание и Академии, и Ликея обеспечивалось за счет средств руководителя школы, учеников и последователей, а также пожертвований «благодетелей» (часто царей).

Крупнейшим научным центром эллинистического мира были Мусейон и библиотека Александрии, насчитывавшая более полумиллиона книг. Сюда приезжали работать выдающиеся ученые, поэты и художники со всего Средиземноморья. Но материальная и моральная зависимость от царского двора налагала определенный отпечаток на форму и содержание научного и художественного творчества. И не случайно скептик

437

Тимон называл ученых и поэтов александрийского Мусейона «откормленными курами в курятнике». Наиболее отчетливо это проявилось в литературных произведениях.

Литература эллинистической эпохи необычайно обширна по количеству произведений и многообразию жанров: в источниках упоминается более тысячи имен писателей и поэтов (включая науку и философию). Продолжали разрабатываться традиционные жанры — эпос, трагедия, комедия, лирика, риторическая и историческая проза, но появились и новые виды произведений — филологические исследования (например, Зенодота Эфесского о подлинном тексте поэм Гомера и т. п.), словари (первый греческий лексикон составлен Филетом Косским ок. 300 г.), биографии, переложения в стихах научных трактатов, эпистолография я др. Художественная литература эллинистического периода в отличие от греческой литературы V—IV вв. не касается широких общественно-политических и этических проблем своего времени, ее сюжеты ограничиваются интересами, моралью и бытом той или иной узкой социальной группы, к которой принадлежали авторы. Поэтому многие произведения быстро утратили свою общественную и художественную значимость и были забыты, лишь некоторые из них оставили след в истории культуры.

При дворах эллинистических царей процветала пышная, утонченная, полная мифологии и учености, но лишенная искреннего чувства и связи с жизнью придворная поэзия, образцами которой были идиллии и гимны Каллимаха из Кирены (310—245 гг.), Арата из Сол (III в.), эпическая поэма «Аргонавтика» Аполлония Родосского (III в.) и др. Более интимный и жизненный характер имели короткие и выразительные эпиграммы — жанр, которым пользовались все поэты, и особенно широко во II—I вв. Выросшие из посвятительных и надгробных надписей, эпиграммы в эллинистической литературе многообразны по содержанию: в них даются краткая оценка произведений поэтов, художников, зодчих, характеристика отдельных лиц, сентенции по поводу событий, зарисовки бытовых и эротических сценок. Эпиграмма отражала чувства, настроения и размышления поэта — лишь в римскую эпоху она приобрела преимущественно сатирический характер. Наибольшей известностью в конце IV — начале III в. пользовались эпиграммы Асклепиада, Посидиппа, Леонида Тарентского, а во II—I вв.—эпиграммы Антипатра Сидонского, Мелеагра и Филодема из Гадары.

Крупнейшим лирическим поэтом был Феокрит из Сиракуз (род. в 305 г.), живший какое-то время в Александрии и на Косе, автор буколических (пастушеских) идиллий. Этот жанр возник из существовавшего в Сицилии состязания пастухов (буколов) в поочередном исполнении песен или двух- и четырехстиший. В своих буколиках Феокрит создал яркие реалистические описания природы, живые образы пастухов, в других его идиллиях— зарисовки сцен городской жизни, близкие к мимам, но с лирической окраской.

Если эпос, гимны, идиллии и даже в значительной мере эпиграммы удовлетворяли главным образом вкусы привилегированных и высокообразованных слоев эллинистического общества, то мим и комедия в большей степени, чем другие жанры, отражали интересы и вкусы широких слоев населения. Из многочисленных (известно 64 имени) авторов возникшей в конце IV в. до н. э. в Греции «новой комедии», или «комедии нравов», сюжетом которой стала не общественная, а частная жизнь граждан, наибольшей популярностью пользовался Менандр (342—291 гг.), чьи произведения оказали большое влияние на римских комедиографов. Творчество Менандра и постановка его комедий на сцене приходятся на начальный период становления эллинистических государств. Политическая неустойчивость, участившаяся смена олигархических и демократических режимов, бедствия, обусловленные военными действиями на территории Элла

438

ды, внезапные разорения одних и обогащения других — все это вносило смятение в сознание граждан, подрывало устои полисной идеологии. Если беднейшая часть граждан и олигархическая верхушка еще сохраняют политическую активность, то средние слои отстраняются от общественной деятельности, замыкаются в узкий круг своих семейных и бытовых интересов. Растет неуверенность в завтрашнем дне, вера в судьбу, в случай. Эти настроения и нашли отражение в «новой комедии».

О популярности Менандра в эллинистическом обществе и позднее, в римскую эпоху, говорит тот факт, что многие его произведения — «Третейский суд», «Самиянка», «Остриженная», «Брюзга», «Щит», «Сикионец», «Ненавистный» и др.—сохранились в папирусах II—IV вв., найденных в периферийных городах и комах Египта и лишь недавно ставших достоянием современной науки. Такая живучесть произведений Менандра обусловлена тем, что он не только выводил в своих комедиях типичные для его времени персонажи, но и выявлял в них индивидуальность, подчеркивал их лучшие черты, утверждал новое, гуманистическое отношение к каждому человеку независимо от его положения в обществе, к женщинам, чужестранцам, рабам.

Мим издавна существовал в Греции наряду с комедией. Часто это была импровизация, которую исполнял на площади или в частном доме во время пира актер (или актриса) без маски, изображая мимикой, жестом и голосом разных действующих лиц. В эллинистическую эпоху мим стал особенно популярен, появились художественные обработки мимов. Однако тексты, кроме принадлежавших Героду, до нас не дошли, а сохранившиеся в папирусах мимы Герода не были предназначены для широкой публики: они намеренно написаны на устаревшем к тому времени эолийском диалекте и тем не менее дают представление о стиле и содержании такого рода произведений. В написанных Геродом сценках изображены сводница, содержатель публичного дома, сапожник, ревнивая госпожа, истязающая своего раба-любовника, и другие персонажи. Колоритна сценка в школе: бедная женщина, жалующаяся, как ей трудно платить за обучение сына, просит учителя нещадно выпороть ее бездельника-сына, занимающегося вместо учебы игрой в кости, что и делает весьма охотно учитель с помощью других учеников. Стиль мима был использован поэтом Сота дом из Маронеи (III в.), сторонником кинической философии, для нападок на литературных противников и царя Птолемея II Филадельфа, за что он был заключен в тюрьму, где и умер.

В комедиях, идиллиях, эпиграммах часто отражаются раздумья над смыслом человеческой жизни, пессимизм, беспомощность человека перед неумолимой судьбой и в то же время — стремление воспользоваться радостями жизни, благами, которые посылает всевластная судьба.

Образы, темы и настроения, свойственные художественной литературе, находят свои параллели в изобразительном искусстве. Продолжает развиваться монументальная скульптура, предназначенная для площадей, храмов, общественных сооружений. Для нее характерны мифологические сюжеты, грандиозность, сложность композиции. Так, Родосский колосс — бронзовая статуя Гелиоса, созданная Харесом из Линда (III в. до н. э.),—достигал высоты 35 м и считался чудом искусства и техники. Изображение битвы богов и гигантов на знаменитом (длиной более 120 м) фризе алтаря Зевса в Пергаме (II в. до н. э.) отличается сложной многофигурной композицией, динамичностью поз, необычайной выразительностью и драматизмом. Складываются родосская и пергамская школы ваятелей, продолжавшие традиции Лисиппа, Скопаса и Праксителя. Шедеврами эллинистической скульптуры считаются статуя богини Тюхе (Судьбы), покровительницы города Антиохии, изваянная родосцем Евтихидом, статуя Афродиты с о. Мелоса (Венера Милосская), автором которой считают Александра, изваянные неизвестными скульпторами

439

Ника с о. Самофракия, Афродита Анадиомена из Кирены, «Умирающий галл» и «Галл, убивающий жену» и др. Подчеркнутый драматизм скульптурных изображений со временем вырождается в холодную театральность, присущую таким скульптурным группам, как «Лаокоон» родосских скульпторов Агесандра, Афинодора и Полидора и «Дирка» — тоже родосцев Аполлония и Тавриска. Широкого распространения и высокого мастерства достигли портретная скульптура (образцами ее являются портреты Александра Македонского работы Лисиппа, статуя Демосфена раооты Полиевкта) и портретная живопись (фаюмские портреты). Очевидно, те же настроения и вкусы, которые породили буколическую идиллию Феокрита, эпиграммы, «новую комедию» и мимы, нашли отражение в реалистических скульптурных образах старых рыбаков, пастухов, многочисленных терракотовых фигурках женщин, крестьян, рабов (иногда гротескных), в комедийных персонажах, бытовых сценах, сельском пейзаже, в мозаике и росписи стен.

Если в художественной литературе и изобразительном искусстве отражаются преимущественно те аспекты мировоззрения, которые связаны с частной жизнью и внутренним миром человека, то в исторических и философских сочинениях раскрывается его отношение к обществу, политическим и социальным проблемам своего времени. Сюжетами исторических сочинений обычно служат события недавнего прошлого и современные авторам. По своей форме произведения многих историков стоят на грани художественной литературы: изложение событий искусно драматизируется, используются риторические приемы, рассчитанные на эмоциональное воздействие на широкую аудиторию. В такой манере писали историю Александра Македонского Каллисфен (конец IV в.) и Клитарх Александрийский (середина III в.), историю греков Западного Средиземноморья — Тимей из Тавромения (середина III в.), историю Греции с 280 по 219 г.—Филарх, сторонник реформ Клеомена (конец III в.). Другое направление историографии придерживалось более строгого и сухого изложения фактов — в этом стиле выдержаны дошедшие во фрагментах история походов Александра, написанная Птолемеем I (после 301г.), история периода борьбы диадохов Гиеронима из Кардии (середина III в.) и др. Крупнейшим историком II в. был Полибий (198—117 гг.), автор «Всеобщей истории» в 40 книгах, посвященной событиям от 221 до 146 г., т. е. периоду, когда Рим превратился в средиземноморскую державу и подчинил Грецию и Македонию. Вслед за Полибием всемирную историю писали Посидоний из Апамеи, Николай Дамасский, Агатархид Книдский, Диодор Сицилийский. Но продолжала разрабатываться и история отдельных государств, изучались хроники и декреты греческих полисов, возрос интерес к истории восточных стран. Уже в начале III в. появились написанные на греческом языке местными жрецами-учеными история фараоновского Египта Манефона и история Вавилонии Бероса, позднее Аполлодор из Артемиты написал историю парфян. Появлялись исторические сочинения и на местных языках («Книги Маккавеев» — о восстании иудеев против Селевкидов).

На выборе темы и освещении событий авторами, несомненно, отражались политическая борьба, политические и философские теории современной им эпохи, но часто выявить это очень трудно, так как большинство исторических сочинений эллинистического периода дошло до нас в незначительных фрагментах или пересказе поздних авторов. Лишь относительно хорошо сохранившийся труд Полибия позволяет проследить и методы исторического исследования, и некоторые характерные для его времени историко-философские концепции. Полибий, видный политический деятель Ахейского союза, после поражения Македонии в 168 г. был в числе тысячи заложников отправлен в Рим, там сблизился со Сципионом и его окружением, ознакомился с политической идеологией римлян

440

и проникся идеей провиденциальной роли Рима. В своем труде он ставит перед собой задачу объяснить, почему и каким образом весь известный мир оказался под властью римлян. Определяющую роль в истории играет, по его мнению, судьба: это она — Тюхе — насильственно направила в одну сторону события во всем мире и слила историю отдельных стран во всемирную историю, она даровала римлянам мировое владычество. Ее власть проявляется в причинной связи всех событий. Вместе с тем Полибий отводит большую роль и человеку, особенно выдающимся личностям. Он стремится доказать, что римляне создали могущественную державу благодаря совершенству своего государственного строя, сочетавшего в себе элементы монархии, аристократии и демократии, а также благодаря мудрости и моральному превосходству своих политических деятелей. Идеализируя римлян и их государственный строй, Полибий пытается примирить своих сограждан с мыслью о неизбежности подчинения Риму и утраты политической самостоятельности греческих полисов. Появление такого рода концепций говорит о том, что политические воззрения эллинистического общества далеко отошли от полисной идеологии.

Еще более отчетливо этот отход проявляется в философских учениях. Школы Платона и Аристотеля, отражавшие мировоззрение гражданского коллектива классического города-государства, с упадком политического значения полиса теряют свою прежнюю ведущую роль. Одновременно возрастает влияние существовавших уже в IV в. и порожденных кризисом полисной идеологии течений киников и скептиков. Однако наиболее популярны в эллинистическом мире были возникшие на рубеже IV и III вв. учения стоиков и Эпикура, вобравшие в себя основные черты мировоззрения новой эпохи. К школе стоиков, основанной в 302 г. в Афинах Зеноном из Кития на Кипре (около 336—264 гг.), принадлежали многие крупные философы и ученые эллинистического времени — Хрисипп из Сол (III в.), Панетий Родосский (II в.), Посидоний из Апамеи (I в.) и др., люди разной политической ориентации — от советчиков царей (Зенон) до вдохновителей социальных преобразований (Сфер в Спарте, Блоссий в Пергаме). Особое внимание стоики сосредоточивают на этических проблемах и человеке как индивидуальной личности. Их цель — найти морально-философскую опору для человека в условиях кризиса полисных устоев, ослабления связей индивидуума с коллективом граждан, общиной, в условиях непрерывных военных и социальных конфликтов. Если порождаемое этими условиями представление о неустойчивости социального бытия гражданина воплощалось литературой и искусством в образе всесильной судьбы, то стоиками оно осмысляется как зависимость человека от высшей благой силы (логоса, природы, бога), разумно управляющей всем существующим. Человек в их представлении уже не гражданин полиса, а гражданин космоса; для достижения счастья он должен познать закономерность явлений, предопределенных высшей силой, и жить в согласии с природой, что означает жить добродетельно. Основными добродетелями стоики считали разумение (т. е. «знание, что есть зло, что —добро»), мужество, справедливость, здравомыслие и их разновидности — величие души, воздержание, упорство, решительность и добрую волю (Диоген Лаэртский, VII, 1, 92). Согласно их учению, только нравственно-прекрасное есть благо; но вместе с тем благо есть нечто, приносящее пользу. Среди этических категорий стоиков следует также отметить представления о «надлежащем», должном как действии разумном, соответствующем законам природы и общества. Мудрец в изображении стоиков разумен, бесстрастен, беспристрастен, добродетелен, общителен и деятелен. Эклектизм, многозначность основных положений стоиков обеспечивали им популярность в разных слоях (в том числе и в правящих кругах) эллинистиче

441

ского, а затем и римского обществ, допускали (при сохранении некоторых элементов материализма, главным образом в гносеологии) слияние доктрин стоицизма с мистическими верованиями и астрологией.

Философия Эпикура в вопросах онтологии была дальнейшим шагом в развитии материализма Демокрита: принимая его атомистическую теорию строения Вселенной, Эпикур высказал предположение о спонтанном отклонении атомов от прямолинейного движения, выдвинув тем самым проблему сочетания закономерного и случайного. Проблемы онтологии у Эпикура тесно связаны с этическими, центральное место в его философии занимает человек. Свою задачу Эпикур видел в освобождении людей от страха перед смертью и судьбой: он отрицал вмешательство богов в жизнь природы и человека и доказывал материальность души. Признавая существование божеств, он выступал против «ложных домыслов толпы» о богах. Так как согласно его концепции заботы и деятельность несовместимы с состоянием блаженства, бог как «существо блаженное и бессмертное ни само забот не имеет, ни другим не доставляет, а поэтому не подвержено ни гневу, ни благоволению» (Диоген Лаэртский, X, 1, 139). Душа, как и тело, состоит из атомов, но только более тонких, и именно она является главной причиной ощущений, пока замкнута в оболочке тела; когда оболочка разрушается, атомы души рассеиваются, ощущения исчезают. А так как для человека хорошее и плохое заключается в ощущении, а смерть — лишение ощущений, то самое страшное из зол — смерть — не должно пугать человека, ибо «когда мы есть, то смерти еще нет, а когда смерть наступает, то нас уже нет» (Там же, Х,1, 125). Поэтому мудрый человек в изображении эпикурейцев «о богах мыслит благочестиво», но свободен от страха смерти и «смеется над судьбою, кем-то именуемой владычицей всего» (Там же, X, 1, 133). Для него, как и для стоического мудреца, характерна прежде всего разумность, но в отличие от стоика эпикуреец доступен страстям, чувствам боли, горя, жалости, он воздерживается от государственных дел, не станет тираном, киником, не будет нищенствовать. Счастье человека Эпикур видел в «наслаждении», т. е. в обретении спокойствия, невозмутимости (атараксии), которой можно достигнуть только путем познания и самоусовершенствования, избегая страстей и страданий и воздерживаясь от активной деятельности. В приводимых Диогеном Лаэртским «Посланиях» и «Главных мыслях» Эпикура (в подлинности которых исследователи сомневаются) неоднократно говорится о «безопасности от людей», о ценности дружбы, что, по-видимому, отражает социально-психологический климат его времени.

Скептики, постепенно сблизившиеся с последователями платоновской Академии (так называемая Средняя Академия), направили свою критику главным образом против гносеологии Эпикура и стоиков. Они также отождествляли счастье с понятием «атараксия», но толковали его как осознание невозможности познать мир (Тимон Скептик, III в.), что означало отказ от познания окружающей их действительности, от решения вопросов, поставленных жизнью.

Учения стоиков, Эпикура, скептиков, хотя и отражали некоторые общие черты мировоззрения своей эпохи, были рассчитаны на наиболее культурные и привилегированные круги. В отличие от них киники выступали перед толпой на улицах, площадях, в портах, доказывая неразумность существующих порядков и прославляя бедность не только на словах, но и своим образом жизни. Наиболее известными из киников эллинистического времени были Кратет из Фив (ок. 365—285 гг.) и Бион Борисфенит (III в.). Кратет, происходивший из богатой фиванской семьи, увлекшись кинизмом, отпустил рабов, раздал имущество и, подобно Диогену, стал вести жизнь философа-нищего. Резко выступая против своих философских противников, Кратет проповедовал умеренный ки

442

низм и был известен своим человеколюбием. Характерны строки из не дошедшей до нас трагедии Кратета: «Мне родина — не крепость и не дом, мне вся земля — обитель и приют, в котором — все, что нужно, чтобы жить» (Диоген Лаэртский, VI, 7, 98, пер. М. Я. Гаспарова).

Биография Биона показательна для приверженцев кинизма. Он родился в Северном Причерноморье в семье отпущенника и гетеры» в юности был продан в рабство; получив после смерти хозяина свободу и наследство, приехал в Афины и примкнул к школе киников. С именем Биона связано появление диатриб — речей-бесед, наполненных едкой полемикой с противниками и острой критикой общепринятых взглядов. Однако дальше критики богачей и правителей киники не шли, достижение счастья они видели в отказе от потребностей и желаний, в «нищенской суме» и противопоставляли философа-нищего не только царям, но и «неразумной толпе».

Элемент социального протеста, звучавший в философии киников, нашел свое выражение и в возникшей в эллинистическую эпоху социальной утопии. Евгемер (конец IV —начало III в.) в фантастическом рассказе об острове Панхее и Ямбул (III в. до н. э.) в описании путешествия на острова Солнца создали идеал общества, свободного от рабства, социальных пороков и конфликтов. К сожалению, их произведения дошли только в пересказе Диодора Сицилийского. Согласно Ямбулу, на островах Солнца среди экзотической природы живут люди высокой духовной культуры, у них нет ни царей, ни жрецов, ни семьи, ни собственности, ни разделения на профессии. Счастливые, они трудятся все совместно, попеременно выполняя общественные работы. Евгемер в «Священной хронике» также описывает счастливую жизнь на затерянном в Индийском океане острове, где нет частного владения землей; люди у него делятся по роду занятий на жрецов и людей умственного труда, земледельцев, пастухов и воинов. На острове есть «священная запись» на золотой колонне о деяниях Урана, Кроноса и Зевса, устроителей жизни островитян. Излагая ее содержание, Евгемер дает свое объяснение происхождения религии: боги — это существовавшие некогда выдающиеся люди, устроители общественной жизни, объявившие себя богами и учредившие свой культ. Появление такой гипотезы перекликается с распространением царского культа в эллинистических государствах.

Если эллинистическая философия была результатом творчества привилегированных, глубоко эллинизированных слоев общества и в ней трудно проследить влияние восточных элементов, то эллинистическую религию создавали самые широкие слои населения, и наиболее характерной ее чертой является синкретизм, в котором восточное наследие играет огромную роль.

Боги греческого пантеона отождествлялись с древними восточными божествами, приобретали новые черты, менялись формы их почитания. Некоторые восточные культы (Исиды, Кибелы и др.) почти в неизменной форме воспринимались греками. До уровня главных божеств выросло значение богини судьбы Тюхе, покровительницы города Антиохии, столицы царства Селевкидов. Специфическим порождением эллинистической эпохи был культ Сараписа, божества, обязанного своим появлением религиозной политике Птолемеев. По-видимому, сама жизнь Александрии с ее многоязычным, с разными обычаями, верованиями и традициями населением подсказала Птолемею I мысль о создании нового религиозного культа, который мог бы идеологически объединить это пестрое в этническом отношении общество. Атмосфера духовной жизни того времени требовала мистического оформления такого акта. Источники сообщают о явлении Птолемею во сне неизвестного божества, об истолковании этого сна жрецами, о перенесении из Синопы в Александрию статуи божества в виде бородатого юноши и о провозглашении его Сараписом, богом, объ-

443

единившим в себе черты мемфисского Осириса — Аписа и греческих богов Зевса, Гадеса и Асклепия. Главными помощниками Птолемея I в формировании культа Сараписа были афинянин Тимофей, жрец из Элевсина, и египтянин Манефон, жрец из Гелиополя. Очевидно, они сумели придать новому культу форму и содержание, отвечавшее духовным запросам своего времени, так как почитание Сараписа сравнительно быстро распространилось в Египте, а затем Сарапис и Исида стали популярнейшими эллинистическими божествами, культ которых просуществовал до победы христианства.

При сохранении в разных регионах эллинистического мира местных различий в пантеоне и формах культа постепенно получают все более широкое распространение некоторые универсальные божества, объединяющие в себе сходные функции наиболее почитаемых богов разных народов. Одним из главных культов становится культ Зевса Гипсиста (Высочайшего, Сущего над всем), отождествлявшегося с финикийским Ваалом, египетским Амоном, вавилонским Белом, иудейским Яхве и многими другими главными божествами того или иного района (например, Зевс Долихен в Малой Азии). Его многочисленные эпитеты — Пантократор (Всемогущий), Сотер (Спаситель), Гелиос (Солнце) и т. п.—свидетельствуют о необычайном расширении его функций. Другим соперничающим с Зевсом по распространенности был культ Диониса с его мистериями, сближавшими его с культом египетского Осириса, малоазийских Сабазия и Адониса. Из женских божеств главными и почти повсеместно почитаемыми божествами стали египетская Исида, «богиня с мириадом имен», воплотившая в себе многих греческих и азиатских богинь, и малоазийская Мать богов в ее многочисленных ипостасях. Сложившиеся на востоке синкретические культы проникали в полисы Малой Азии, Греции, Македонии, а затем и в Западное Средиземноморье.

Эллинистические цари, используя древневосточные традиции, усиленно насаждали царский культ. Это явление было порождено политическими потребностями вновь формировавшихся государств. Царский культ, по существу, представлял собой одну из форм новой эллинистической идеологии, в которой слились древневосточные представления о божественности царской власти, греческий культ героев и ойкистов (основателей городов) и философские теории IV—III вв. о сущности государственной власти. Царский культ воплощал в себе идею единства нового эллинистического государства, освящал религиозными обрядами авторитет политической власти царя. Царский культ, как и многие другие политические институты эллинистического мира, был унаследован и получил дальнейшее развитие в Римской империи.

С упадком эллинистических государств и началом римской агрессии, сопровождавшимися обострением социальных противоречий, обнищанием населения, массовыми порабощениями военнопленных, происходят заметные изменения и в структуре эллинистической культуры. На протяжении всей эпохи эллинизма продолжали создаваться произведения на местных языках, сохранявшие традиционные формы (религиозные гимны, заупокойные и магические тексты, поучения, пророчества, хроники, сказки), но отражавшие в той или иной мере черты эллинистического мировоззрения. Но с конца III в. до н. э. их значение в эллинистической культуре возрастает. Глубоким пессимизмом проникнута одна из библейских книг — «Экклезиаст»,—созданная в конце III в. Богатство, мудрость, труд — все суета сует, утверждает автор.

Рационалистическое мировоззрение все более отступает перед религией и мистицизмом; широко распространяются мистерии, магия, астрология, но в то же время нарастают и элементы социального протеста — приобретают особую популярность социальные утопии и пророчества.

В папирусах сохранилось много магических формул, с помощью кото

444

рых люди надеялись заставить богов или демонов изменить их судьбу, излечить от болезней, уничтожить врага и пр. Посвящение в мистерии рассматривалось как возможность непосредственного общения с богом и освобождения от власти судьбы.

Социальная утопия получает свое материальное, так сказать, воплощение в появившихся во II—I вв. иудейских сектах ессеев в Палестине и терапевтов в Египте, в которых религиозная оппозиция иудейскому жречеству соединялась с утверждением иных форм социально-экономического существования. По описаниям древних авторов — Плиния Старшего, Филона Александрийского, Иосифа Флавия, члены сект жили общинами, коллективно владели имуществом и совместно трудились, производя только то, что было необходимо для их потребления. Вступление в общину было добровольным, внутренняя жизнь, управление общиной и религиозные обряды строго регламентировались, соблюдалась субординация между младшими и старшими по возрасту и времени вступления в общину; некоторые общины предписывали воздержание от брака. Ессеи отвергали рабство, для их этических и религиозных взглядов характерны мессианско-эсхатологические идеи, противопоставление членов общины окружающему «миру зла».

Открытие в конце 1940-х годов кумранских текстов и археологические исследования дали бесспорные свидетельства о существовании в Иудейской пустыне религиозных общин, близких ессеям по своим религиозным, моральным и социальным принципам организации. Изучение кумранских текстов позволило установить, что община существовала с середины II в. до н. э. В ее «библиотеке» был обнаружен наряду с библейскими текстами ряд апокрифических произведений и, что особенно важно, ряд текстов, созданных внутри общины,— уставы, гимны, комментарии на библейские тексты, тексты апокалиптического и мессианского содержания, дающие представление об идеологии кумранской общины и ее внутренней организации. Сопоставление их с раннехристианскими и апокрифическими сочинениями позволяет проследить сходство в идеологических представлениях и в принципах организации кумранской и раннехристианской общин. По мнению исследователей, ессеи-кумраниты были лишь предшественниками нового идеологического течения — христианства, возникшего уже в рамках Римской империи и превратившегося со временем в универсальную религию.

Процесс подчинения Римом эллинистических государств, сопровождавшийся распространением на страны Восточного Средиземноморья римских форм политической и социально-экономической жизни, имел и обратную сторону — проникновение в Рим эллинистической культуры, идеологии и элементов социально-политической структуры. Вывоз в качестве военной добычи предметов искусства, библиотек (например, библиотеки Персея, вывезенной Эмилием Павлом), образованных рабов и заложников оказал огромное влияние на развитие римской культуры. Переработка Плавтом и Теренцием сюжетов Менандра и других авторов «новой комедии», расцвет на римской почве учений стоиков, эпикурейцев и других философских школ, проникновение в Рим восточных культов — это лишь наиболее очевидные среды влияния эллинистической культуры. * * *

Эллинистическая культура была одним из важнейших достижений эллинизма, унаследованных и освоенных Римской империей. Но не менее существенное наследие эллинистический мир оставил и в области социально-экономических и политических отношений.

Прежде всего, в эпоху эллинизма был сделан новый шаг в развитии производительных сил: были освоены новые площади пахотных земель, расширены и усовершенствованы ирригационные системы, стала более ин-

445

тенсивной разработка полезных ископаемых; заметен прогресс в ряде отраслей ремесленного производства, особенно в области строительной техники и изготовления предметов роскоши. Возник ряд новых городов, крупных торгово-ремесленных центров, не только переживших эпоху эллинизма, но и существующих до сих нор, например Александрия в Егинте, Лаодикея (Латакия) в Сирии, Фессалоникия (Салоники) в Греции и др. Более интенсивными стали торговля и мореходство, появились новые и стали более налаженными старые торговые морские и караванные пути. Отчетливо проявляется тенденция унификации монетной системы в рамках того или иного региона.

В эллинистическую эпоху возник новый тин государства — эллинистические царства, соединяющие в себе черты восточной деспотии (со свойственными ей неограниченной властью над сельским населением и верховной собственностью на большую часть земель, природных богатств и промыслов) с полисной организацией городов. Однако эллинистический полис во многом уже отличается от классического греческого полиса. Прежние принципы полисного устройства — элевтерия (свобода, политическая независимость), автономия (самоуправление), автаркия (экономическая независимость) претерпели значительные изменения и в старых полисах, и во вновь основанных эллинистическими правителями. Полисы, входившие в состав эллинистических государств, утратили свою политическую и экономическую независимость, должны были подчиняться законам, издаваемым главой государства. Полисные органы самоуправления — народное собрание, совет, должностные лица — были ограничены в своей самостоятельности, так как должны были согласовывать свою деятельность с представителем царской администрации. По своему положению и социально-политической роли эллинистический полис стоит между классическим греческим полисом и римским муницинием.

В период эллинизма происходят существенные изменения в этнической и социальной стратификации населения: теряют свое прежнее значение этнические различия между греками и даже между греками и македонянами, так как по отношению к завоеванным народам Передней Азии и Северо-Восточной Африки все они были «эллинами», отличающимися по языку и культуре от местного населения. Но с течением времени, как уже говорилось, этническое обозначение «эллин» приобретает и социальное содержание: к «эллинам» относятся те слои населения, которые но своему социальному положению имеют возможность получить образование но греческому образцу и вести соответствующий образ жизни независимо от их этнического происхождения.

Этот социально-этнический процесс нашел свое отражение в выработке и распространении единого греческого языка, так называемого «койнэ», ставшего языком эллинистической литературы, официальным языком всех эллинистических государств, а позднее наряду с латынью — официальным языком восточной половины Римской империи.

Все отмеченные выше изменения в экономической, социальной и политической сферах сопровождались шедшей одновременно с ними перестройкой социально-нсихологического облика человека эллинистической эпохи. Ослабление связей внутри гражданского коллектива полисов, общинных связей в сельских поселениях способствовало росту индивидуализма. Полис уже не мог гарантировать свободу и материальное благополучие гражданина, большое значение приобретали личные связи с представителями царской администрации, покровительство власть имущих. Постепенно, от одного поколения к другому идет психологическая перестройка и гражданин полиса превращается в подданного царя не только по формальному положению, но и по политическим убеждениям.. Тот же процесс, но несколько позднее можно проследить и в Римской империи.

Подготовлено по изданию:

История Европы. Т. 1. Древняя Европа.— М.; Наука, 1988.—704 с.
ISBN 5-02-008937-0
© Издательство «Наука», 1988


ставки на спорт
Rambler's Top100