Наша группа ВКОНТАКТЕ - Наш твиттер Follow antikoved on Twitter

262

 

ГЛАВА 27. Хор

Известно, что первоначально хор играл главную роль в драматическом представлении. Со времен Эсхила, прибавившего второго актера, главное значение в пьесе перешло к актерам, но хор все-таки остался существенной частью в трагедии, сатировской драме и древней комедии и вышел из употребления только в средней комедии. Трагический хор первоначально состоял из 12 лиц, а со времен Софокла — из 15; это число осталось навсегда обычным в хоре трагедии, а также, по всей вероятности, и сатировской драмы. Хор комедии состоял из 24 лиц.

Драматический хор располагался в орхестре в виде четырехугольника и потому называется coroV tetragwnoV в отличие от дифирамбического, который становился в виде круга, в центре которого находился алтарь, и потому назывался kuklioV. Трагический хор состоял из 3-х шеренг (stoicoi) по 5 человек в каждой, или 5 «звеньев» (zuga) по 3 в каждом; комический — из 4 stoicoi no 6 в каждом и 6 zuga no 4 в каждом (Поллукс IV, 108 сл.) Расположение хора может быть представлено или kata stoicouV, причем в трагическом хоре во фронте стояло по 3 человека и в глубину по 5, а в комическом — по 4 человека во фронте и по 6 в глубину, или kata zuga с фронтом из 5 человек в трагическом хоре и 6 в комическом и с глубиной по 3 человека в трагическом и 4 в комическом.

 

263

 

Расположение трагического хора kata zuga может быть наглядно представлено в следующем виде:

Хоревты первой шеренги (st. a) назывались aristerostatai, третьей — dexiostatai (Поллукс II, 161) или dexiostoicoi, a средней — laurostatai (сама эта шеренга называлась upokolpion tou corou); фланговые (№№ 1, 6, 11 и 5, 10, 15) носили название kraspeditai. В первую шеренгу ставились самые видные люди, так как при торжественном марше, которым хор вступал в орхестру, эта шеренга была обращена к зрителям. В средине ее (под № 3) занимал место предводитель хора (korufaioV, corostathV, coragoV, hgemwn); перед ним и за ним (№№ 2 и 4) при входе kata stoicouV находились предводители полухоров (parastatai). Встречается еще особое название tritostatai для фланговых первой шеренги (№№ 1 и 5).

Хор вступал в орхестру обыкновенно разом в полном составе торжественным маршем, предшествуемый музыкантом; иногда, впрочем, хоревты входили и поодиночке (kaq' ena или sporadhn). Обыкновенно хор входил правым (от зрителей) входом, обозначавшим прибытие из пределов родной страны, так как в большинстве пьес хор представлял жителей той местности, в которой происходило действие. При вступлении или вскоре после него хор исполнял песнь, называвшуюся parodoV. В редких лишь случаях хор присутствовал в орхестре уже при начале пьесы. О положении хора в орхестре во время представления нет точных и подробных сведений. Можно думать, что во время игры актеров (т. е. во время epeisodia и kommoi), а также во время исполнения хоровых песен (stasima) в полном составе, без разделения на полухоры, хоревты были обращены

 

264

 

лицом к сцене, при разделении на полухоры для исполнения песен во время перерыва сценического действия оба полухора стояли лицом друг к другу, наконец, при parabasiV в комедии хор обращался к зрителям.

Встречаются случаи, обусловленные композицией пьесы, что хор во время пьесы выходил из орхестры и затем вступал в нее снова. Такой выход назывался metastasiV, а вторичное вступление — epiparodoV (Поллукс IV, 108).

Вопрос о способах исполнения хоровых партий в последнее время много раз подвергался исследованию, но положительных результатов оказывается еще мало. Это объясняется тем, что при скудости прямых свидетельств древних исследователи принуждены обращаться к анализу сохранившихся хоровых партий со стороны их содержания, метрики и языка, причем взгляды их нередко широко расходятся. Поэтому мы отметим в этой области только то, что является наиболее общепризнанным. Относительно способа исполнения и здесь возможны такие же различия, как и при игре актеров, т. е. декламация, пение, каталога и паракаталога. Исполнителями являлись то в одиночку корифей, парастаты или отдельные хоревты, то целые stoicoi или zuga, то полухоры, то весь хор в полном составе. Корифей от лица всего хора произносил реплики в диалоге с актерами и, может быть, анапестические партии при входе и выходе хора. Степень его участия в исполнении kommoi остается неопределенною. Нет также точных сведений об исполнении партий отдельными хоревтами и целыми шеренгами или звеньями, хотя никак нельзя отрицать возможности распределения хоровых песен между такими группами О разделении хора на две половины неоднократно говорят схолиасты, а также рукописное предание во многих местах комедий Аристофана. Некоторые ученые полагают даже, что во всех stasima строфы и антистрофы исполнялись полухорами, а эподы — полным хором. Поллукс (IV, 107) говорит, что разделение хора на полухоры называлось dicoria, каждая половина — hmicorion, а исполняемые ими песни — anticoria. Некоторые ученые думают, однако, что dicoria называлось разделение хора в течение всей пьесы на две группы, различающиеся возрастом или полом, как, например, в Аристофановых «Птицах» и «Лисистрате».

Известно, что хоровое пение сопровождалось пляской (это видно, между прочим, и из самого названия orchstra). Однако остаются невыясненными подробности относительно того, все ли хоровые партии были соединены с плясовыми движениями и каким именно образом. Говорят, например, что при пении строфы в stasimon хор двигался вправо, при антистрофе — влево, а эподы

 

265

 

исполнял стоя на месте (схол. Еврип. Гек. 647); но это возможно только при исполнении песен хором в полном составе, а как делалось при разделении на полухоры, остается неизвестным.

Соответственно трем видам драмы различались три вида плясок: трагическая пляска называлась emmeleia, комическая — kordax, а употреблявшаяся в сатировской драме — sikinniV (Поллукс IV, 99 и др.). Первая имела степенный и торжественный характер, который удерживала даже при изображении сильных душевных аффектов; вторая, напротив, отличалась вольностью и неприличием движений (ср. Дем. Ол. II, 18, Феофр. Хар. 6, 17 и др.); пляска сатировской драмы была быстра и шумна и обычно передразнивала степенные движения трагической пляски (Дион. Гал. Рим. арх. VII, 72 и др.). Нельзя, однако, думать, что каждый вид пляски был неразрывно связан с соответствующим видом драмы и не мог заменяться другим; например, у Аристофана хоровые песни серьезного характера, без сомнения, не сопровождались неприличным кордаксом. Поллукс (IV, 99 — 105) приводит множество названий плясок и их отдельных фигур (schmata), но нам, конечно, уже невозможно отчетливо представить себе подробности орхестики древних. Фигуры танцев для каждой пьесы придумывали или сами поэты, или учителя хора. Для того, чтобы хоревты не путались при исполнении трудных фигур танцев, на полу орхестры проводились соответствующие черты (grammai), как это делается и у нас в больших балетах.

Относящуюся сюда обширную литературу специальных монографий указывает А. Мюллер, Buеhnenalterth. § 16.

 

 

   

 


кастинг киев
Rambler's Top100