Наша группа ВКОНТАКТЕ - Наш твиттер Follow antikoved on Twitter
67

ГЛАВА III

Экономическая жизнь Древней Греции

3.1. ЭКОНОМИКА КРИТО-МИКЕНСКОЙ ЭПОХИ

Первые достоверные сведения об экономической жизни Древней Греции относятся к крито-микенскому периоду ее истории. Наиболее ранние государства образовались на территории Эллады около XX в. до н. э. на острове Крит. В это время там появилось несколько самостоятельных государств, крупнейшие из которых имели своими центрами Кносс и Фест. В XVIII в. до н. э. на острове произошла какая-то катастрофа, в результате которой большинство поселений было разрушено. По мнению ученых Д. Пендлбери и А. Эванса, это произошло из-за землетрясения, а исследователь Эд. Мейера называет другую причину развала — войну. С середины XVIII в. до н. э. государства на Крите начинают возрождаться. В этот период постепенно происходит усиление власти Кносса, и к XVI в. до н. э. его правители полностью объединяют остров под своей властью.

Уже в начале II тысячелетия до н. э. критская цивилизация достигла значительного уровня экономико-политического развития. На острове начались процессы развития ремесленного производства, отделения его от сельского хозяйства, расширяется сфера товарообмена, развивается морская торговля. Эти явления сопровождались разделением общества на классы. Основная масса населения Крита представляла собой ремесленников и земледельцев, лично свободных, но плативших налоги и несших определенные повинности в пользу немногочисленного слоя аристократии и жрецов. Первоначально рабство не являлось широко распространенным явлением на Крите, но с усилением социальной дифференциации оно также развивалось. Тем не менее нельзя говорить о рабстве как о ведущем направлении экономической жизни Крита. Малочисленное количество источников не позволяет в полной степени реконст

68

руировать особенности рабовладельческих отношений на Крите того периода, но можно предположить, что рабами становились пленники, захваченные на войне или поставляемые в качестве живой дани. Их труд применялся прежде всего во дворцах критских царей и аристократов, например, для учета и хранения запасов продовольствия и ремесленных изделий. Вполне возможно, что труд рабов использовался наряду с трудом свободных общинников, а также на постройке больших государственных сооружений.

При этом в ремесленном производстве и в сельском хозяйстве преобладал труд свободных общинников. В первом случае такой вывод можно сделать, проанализировав качество изготовления критскими ремесленниками орудий труда: оно было весьма высоким, что свидетельствует о значительном уровне квалификации их изготовителей, который вряд ли мог быть у рабов. Особенности земледелия на Крите также не были предназначены для использования в этой сфере рабства. На острове отсутствовала развитая система ирригации, на обслуживании которой обычно и использовался труд рабов. А небольшие размеры пахотных участков делали нерентабельным и использование принудительного труда собственно в земледелии. В данной области производства он применялся, очевидно, лишь в некоторых районах Крита и в очень ограниченном масштабе.

Экономическая жизнь острова была сосредоточена вокруг царских дворцов. Придворный штат правителя состоял из личных слуг царя и государственных чиновников. Среди последних важное место занимали писцы, которые координировали экономическую жизнь страны, ведя подробные записи, в том числе составляя отчеты о поступивших податях, списки людей, занятых на тех или иных государственных работах, инвентаря, который они используют.

Основу экономики Крита составляло, конечно, сельское хозяйство. На острове очень рано (еще в начале II тысячелетия до н. э.) стал использоваться плуг для получения более глубокой вспашки, что позволило значительно повысить урожайность почвы. На Крите выращивали пшеницу, ячмень, бобы, горох, чечевицу, а также такие садовые культуры, как маслины, виноград, инжир и финиковые пальму. Кроме того, были распространены и некоторые технические культуры, например лен и шафран.

69

На Крите довольно высоко было развито и скотоводство. Разводили крупный и мелкий рогатый скот, свиней, а также различную птицу — уток, гусей и др. Некоторые представители аристократических семейств имели многочисленные стада. Наибольшее значение имело разведение крупного рогатого скота, так как он не только давал мясо, молоко и шкуры, но и был очень важен в земледелии: быков впрягали в плуги, использовали в качестве тягловых животных для транспортировки грузов. Коневодство было распространено слабо, лошади применялись, в сущности, только для войны и торжественных выездов аристократов.

Большую роль в экономике Крита играло рыболовство, тесно связанное с мореплаванием. Оно было древнейшим занятием большей части прибрежных жителей острова. В середине II тысячелетия до н. э. на побережье Крита возникло множество поселков, жители которых занимались преимущественно рыбной ловлей.

В период возвышения Кносса ремесло на Крите отличалось очень высоким для своего времени уровнем развития. Разделение сельского хозяйства и ремесленного производства началось еще в III тысячелетии до н. э., а во II в. до н. э. на острове уже имелось значительное количество различных видов ремесел.

Весьма высокого уровня развития в этот период на Крите достигла металлообработка. В эпоху развитой бронзы на острове из этого сплава изготовляли различные вещи: прежде всего, оружие (клинки мечей и кинжалов, наконечники копий и стрел, ободы щитов), а также различные инструменты и предметы домашнего обихода (топоры, тесла, пилы, щипцы, молотки, большие котлы, кубки, чаши, светильники и т. д.). Предметы обихода, предназначенные для аристократов, а также культовые и церемониальные принадлежности производились из золота и серебра. Изготовление всех этих предметов требовало большого мастерства, особенно в процессах литья, ковки и чеканки. Такому высокому уровню развития металлургии на Крите способствовало наличие собственного месторождения меди, которое находилось рядом с Гурнией.

Очень развито на Крите было гончарное искусство. Широкое распространение оно получило в конце III тысячелетия до н. э. после изобретения гончарного круга. Наивысшего мастерства критские гончары достигли в изготовлении так называемых «яичных скорлуп» — небольших чашечек с очень тонкими стенками, получивших распространение в начале II тысячелетия до

70

н. э., а также в вазах стиля «камарес». В целом критские гончары изготовляли множество сосудов самых различных форм. В значительном количестве производились пифосы — большие сосуды высотой до 2,5 метра, предназначенные для хранения жидких и сыпучих тел, а также разнообразные кубки, вазы для фруктов, сосуды, сделанные в форме какого-то животного или человека, сосуды с носиками, похожие на современные чайники, чашки и т. д.

Довольно значительных успехов критские мастера добились в деревообработке. Дерево как строительный материал широко использовалось в кораблестроении, а также в изготовлении мебели и производстве некоторых других предметов быта. Вероятно, критяне вывозили лес в другие страны, так как на острове росло много кипарисов и деревьев других ценных пород.

Большого развития на Крите достигли начиная со II тысячелетия до н. э. строительное дело и камнетесное мастерство, о чем наглядно свидетельствуют сохранившиеся на острове развалины царских дворцов. Тесно связана с этими ремеслами была и живопись, так как стены зданий были покрыты прекрасными фресками, которые также позволяют судить о высоком уровне развития ткачества, ведь на них часто изображались женщины (аристократки и жрицы) в пышных и сложных нарядах, окрашенных в различные цвета. Сочные, яркие краски для изображений критяне добывали из морских раковин и растений.

Хорошо было развито на острове и ювелирное ремесло. Критские мастера изготовляли красивые и весьма изящные золотые подвески, бусы и амулеты из аметиста, сердолика и некоторых других пород камня, золотые повязки, обкладки каменных сосудов, печати, кольца. Каменные печати представляли собой настоящие шедевры камнерезного искусства, где изображались высокохудожественные рисунки, посвященные сюжетам из повседневной жизни. Мастерски были выполнены критские хрисоэлефантинные и элефантинные скульптуры, изготовленные из сочетания слоновой кости и золота или просто из слоновой кости.

Очень важную роль в развитии критских ремесел и торговли сыграл сухопутный и морской транспорт. Впрочем, сухопутный транспорт в условиях острова не имел решающего значения. Тем не менее еще в начале II тысячелетия до н. э. была проведена дорога из Кносса в Фест, а также имелся путь, соединяющий южное побережье с северным. Несколько позже было проложено большое количество трактов в центральных и южных рай

71

онах острова. Из средств сухопутного транспорта критяне применяли прежде всего четырехколесную повозку, влекомую быками. Начиная с XVII в. до н. э. у них появились и легкие двухколесные повозки, запряженные лошадьми, но они применялись только в военном деле и для торжественных выездов аристократов.

Морской транспорт играл в жизни Крита огромную роль, так как он позволял вести торговлю с другими странами. Критяне начали вести морскую торговлю еще в древнейшие времена. Первоначально радиус распространения критских товаров был невелик и не выходил за пределы Киклад. Однако позже изделия критских мастеров распространились по всей Малой Азии. Военные же корабли защищали жителей острова от нападения врагов и охраняли торговые караваны от пиратов.

Изначально жители Крита вели торговлю со странами Балканского полуострова. При раскопках ахейских городов археологи находят большое количество критских вещей. Кроме того, сильное влияние Крита заметно во внутреннем оформлении дворцов ахейских царей и в технологии изготовления местными мастерами некоторых предметов, прежде всего керамических изделий. Критяне экспортировали на материковую Грецию, причем не только в ахейские города, но и в Фессалию, и в еще более северные области предметы роскоши: керамические и ювелирные изделия, богато украшенное оружие. Из Греции же на Крит ввозились некоторые виды сырья, например базальт из Лаконики. Кроме того, критские купцы вели посредническую торговлю, доставляя в Грецию товары из Египта и Сирии.

Несколько позже, примерно во II тысячелетии до н. э., границы торговли критян значительно расширились. Теперь активно велась торговля с Западным Средиземноморьем, с Малой Азией, с Северной Африкой. Некоторые источники позволяют предположить, что на западе критские корабли доплывали до Испании, которая издавна привлекала торговцев богатыми залежами серебра и олова. С начала II тысячелетия до н. э. значительно активизируются связи Крита с восточными странами. Раскопки позволяют сделать вывод о значительном объеме торговли с Кипром, Троей, Хеттской державой, царством Угарит и другими областями Малой Азии и современной Сирии. Более того, критские купцы проникали даже в глубь Азии, достигая среднего течения Евфрата, в частности Вавилонской державы. Многие археологические находки позволяют сделать вывод о длительности и устойчивости связей Крита с данным регионом.

72

Связи острова с малоазийскими странами прерывались лишь в период упадка могущества Крита (XVII — первая половина XVI в. до н. э.).

Особое место во внешнеторговых связях Крита занимал Египет. Наибольшего расцвета торговля между этими странами достигла во времена XII династии египетских фараонов (2000— 1740 гг. до н. э.). Особенно популярными были критские сосуды, прежде всего, стиля «камарес», известны также находки в Египте и металлических сосудов критского происхождения (золотых и серебряных). Критяне экспортировали в Египет и другие ремесленные изделия. Вывозили же оттуда на остров сельскохозяйственные продукты и некоторые виды сырья, в том числе золото, слоновую кость, страусиные перья. Критские купцы вели в Египте и транзитную торговлю, доставляя туда ливанский кедр из Сирии, а возможно, и иные товары. Помимо торговли эти две страны оказывали друг на друга значительное культурное влияние. Так, в критском искусстве этого времени появляется много египетских мотивов и приемов исполнения. В свою очередь, на некоторых египетских произведениях искусства, особенно времен фараона Эхнатона (1424—1388 гг. до н. э.), дворец которого раскопан на месте современной Тель-Амарны, заметно сильное критское влияние. Торговля между Критом и Египтом угасла в XV в. до н. э., когда наступил период упадка прежнего могущества острова. В это время в Египте появились товары, привезенные с территории материковой Греции.

Развитие торговли привело к появлению и дальнейшему совершенствованию на Крите системы мер веса, а позже и денежных единиц. Самым большим весом в критской системе обладала гиря в 29 килограмов. Такие гири изготовлялись из камня или меди и имели плоскую или пирамидальную форму. Интересно, что поверхность каменных гирь обычно покрывалась рельефом, изображающим осьминогов, щупальца которых покрывали всю гирю. В таких условиях порча эталонного веса была невозможной. Была найдена и гиря весьма оригинальной формы: бронзовая голова быка, залитая внутри свинцом. Более мелкие весовые единицы изготовлялись только из камня и были бочкообразными или в форме толстых дисков с округленными краями. Наименьший вес в критской системе имели гири в 6,5 г и 3,5 г. В целом при оценке критской системы весов обращает на себя внимание ее соответствие вавилонской и египетской. Критские меры веса либо повторяли их, либо были кратны им.

73

На территории материковой Греции крупнейшие политико-экономические центры ахейцев располагались в Арголиде (Микены, Тиринф и Аргос) и в Южном Пелопоннесе (Пилос). К сожалению, сейчас трудно судить о состоянии экономики данных государств из-за недостаточности источников, поэтому о многих ее особенностях можно лишь догадываться.

До нашего времени сохранились глиняные таблички из архива Пилосского дворца. Их расшифровка дала весьма интересные данные. В ахейских государствах было известно рабство, но оно носило еще патриархальный характер. Рабы использовались в основном на обслуживании царского хозяйства. Преимущественно это были рабыни, составлявшие военную добычу ахейских царей. Сохранились списки, где указывалось, сколько занято в данной отрасли хозяйства женщин и количество детей, находящихся при них (очевидно, имелись в виду дети, родившиеся уже после обращения пленниц в рабство). В списках упоминаются мололыцицы зерна, прядильщицы, швеи, банщицы и т. д. Они были сведены в особые группы, соответственно своему роду занятий. Общее число женщин и детей, перечисленных в списках Пилосского дворца, достигало 1500 человек. Имелись и группы, состоявшие исключительно из рабов-мужчин, но такие группы упоминались редко и были весьма немногочисленными. Кроме обычных рабов в списках назывались «божьи рабы и рабыни», которые арендовали землю у частных лиц или у всей общины в целом. Их название, очевидно, указывает на то, что они были в услужении при храмах, находясь в зависимости от жрецов. Подобные люди, по-видимому, не являлись рабами в собственном смысле этого слова, но и не были, конечно, полноправными членами ахейской общины.

Основное население ахейских государств составляли так же, как и на Крите, свободные или, пожалуй, полусвободные крестьяне и ремесленники. Они находились в экономической зависимости от дворца и облагались различными повинностями в его пользу (натуральными и трудовыми). Отдельные поселения Пилосского царства должны были предоставлять в распоряжение дворца определенное количество мастеров. В списках упоминаются каменщики, горшечники, портные, оружейники, ювелиры, парфюмеры и врачи. За свою деятельность ремесленники получали из дворцовой казны плату натурой подобно чиновникам. При этом их неявка на работу отмечалась в особых списках. Одними из важнейших ремесленников были кузнецы. Они получали из дворцовой казны определенное количество ме

74

талла, из которого должны были изготовить указанные им предметы. Затем специальный чиновник принимал эту работу, проверяя, совпадает ли вес изготовленных вещей с весом исходного материала, металл в те времена был весьма ценен, и за его расходом следили очень строго. Сейчас невозможно сказать, каков конкретно был социальный статус всех этих ремесленников. Некоторые из них, очевидно, были постоянно прикреплены к дворцу или святилищам, для других же такая служба была всего лишь временной повинностью. При этом они не лишались личной свободы и могли владеть землей и даже рабами.

На основе документов из архива Пилосского дворца можно получить также некоторые сведения и о характере землепользования в ахейских государствах. Вся земля делилась на две категории: 1) принадлежащая непосредственно дворцу — государственная; 2) находящаяся во владении отдельных сельских общин. Часть государственной земли использовалась самим дворцовым хозяйством, но большая передавалась на основе условного владения представителям знати в качестве платы за выполнение ими государственных обязанностей. Те же обычно сдавали ее небольшими участками в аренду земледельцам (например, уже упоминавшимся «божьим рабам») за натуральную плату. Примерно так же использовалась и общинная земля. Основная ее часть делилась на наделы, приносившие примерно равный урожай, и распределялась между семьями, входившими в данную общину. Оставшаяся часть земли сдавалась в аренду. Несмотря на то что данный тип земель не принадлежал официально дворцу, его чиновники учитывали все участки общинной земли и осуществляли строгий контроль над ее распределением. Можно предположить, что часть доходов с общинной земли поступала в царскую казну в виде налогов.

В целом экономическая жизнь ахейских государств была аналогична экономике всех древнейших стран Средиземноморья и Ближнего Востока эпохи бронзы: монополизация государством всех важнейших отраслей ремесленного производства, потребления дефицитного сырья, жесткий контроль над распределением земельных участков. Частное хозяйство, очевидно, хотя и существовало, но было еще не развито и играло второстепенную роль по отношению к государственному, точнее, дворцовому.

Весьма трудно сказать что-либо определенное о развитии в ахейских странах торговли. Никаких упоминаний о ней в официальной документации не сохранилось. Современные сведения

75

об этой области экономической жизни ахейских государств базируются в основном на данных археологических раскопок, которые позволяют получить только косвенные признаки развития этой сферы деятельности. Основной доход ахейских царей составляла, несомненно, военная добыча, и именно удачными набегами ахейских отрядов на плохо защищенное северное побережье Крита можно объяснить происхождение большинства предметов из сокровищ шахтовых гробниц ахейских властителей. Однако веши из Египта и Сирии, а также драгоценные камни могли быть получены и в результате торговых связей ахейцев с этими странами, что должно было иметь место после упадка Крита, о чем можно судить по раскопкам в Египте, где было обнаружено много вещей ахейского происхождения. Признаком развития активных торговых отношений на материковой Греции являются раскопанные руины двух богатых частных жилищ, получивших названия «дом торговца маслом» и «дом торговца вином». Оба здания находились за пределами оборонительных стен микенской цитадели, а это говорит о том, что их владельцы не входили в слой придворной знати. В первом из них были обнаружены 30 стоявших вдоль стен сосудов (больших, в рост человека, пифосов, служивших для хранения сыпучих и жидких тел), а также 39 глиняных табличек с хозяйственными записями (это первый случай находки таких записей в частном доме); во втором же — кроме пифосов, имелось еще 50 сосудов для хранения вина. В связи с тем что такое количество вина и масла вряд ли было необходимо для частного хозяйства, можно предположить, что оно предназначалось для продажи. Однако эти дома датируются уже сравнительно поздним периодом развития микенской цивилизации — XIV—XIII вв. до н. э., что не позволяет с уверенностью судить об особенностях развития торговых отношений на различных этапах существования ахейской культуры.

3.2. ЭКОНОМИКА ГОМЕРОВСКОГО И АРХАИЧЕСКОГО ПЕРИОДОВ

Гомеровский период (XII—IX вв. до н. э.), названный так в честь легендарного поэта Гомера, который, по сообщениям древнегреческих историков, творил в это время, начался после нашествия варварских дорийских племен, разрушивших внешне блестящую, но экономически и политически слабую ахейскую цивилизацию. В гомеровский период на территории Греции больше не было крупных и могущественных государств. Теперь

76

основной территориальной единицей становится небольшая сельская община, полностью обособленная от соседей, которые к тому же изначально рассматриваются как враги. Каждая такая община, ставшая позже основой полиса, состояла из группы родов и имела собственные органы управления (военного вождя — басилея, совет старейшин и народное собрание). Она владела угодьями из полей, лугов и виноградников. Ее члены проживали в одном поселке, обычно небольшом по своему размеру.

Экономическая жизнь такой общины была значительно примитивнее, чем в крито-микенскую эпоху и полностью основывалась на натуральном хозяйстве. Основу экономики общин в гомеровскую эпоху составляли скотоводство и земледелие. Особенно важное значение играло именно скотоводство. Стада составляли главное богатство как общины в целом, так и частных лиц, точнее, представителей общинной знати. В поэмах Гомера часто говорится о «тучных» овцах и козах, «круторогих» волах, «блестевших жиром» свиньях, конях и «тучных младых кобылицах, жеребятами резвыми гордых». Упоминаются также ослы и мулы, используемые в этот период не только как средство передвижения и транспортировки грузов, но и для пахоты. Особую ценность скота подчеркивает тот факт, что он играл в это время роль денег. Так, из поэм Гомера можно узнать, что большой медный котел вместе с треногой, на которой он устанавливался над очагом, оценивался в 12 волов, рабыня — в 4 вола, золотые доспехи стоили целых 100 тельцов, а обычные медные — только 9 и т. д. Не случайно в «Одиссее» свинопас Евмей, говоря вернувшемуся герою о богачах Итаки, ограничивается лишь перечислением принадлежащих им стад, даже не упоминая о земельных угодьях.

Впрочем, земледелие было также весьма важным занятием, так как оно давало основные продукты питания. Главными зерновыми культурами в этот период были пшеница, ячмень и полба. Обработка поля производилась с помощью волов и мулов. Плуг был деревянным, довольно примитивной конструкции. Он поднимал небольшой пласт земли, поэтому таким плугом приходилось делать трехкратную вспашку поля. Практиковалось удобрение навозом. Для жатвы использовали серп. Срезанные колосья связывали в снопы. Молотили на гумне, используя для этого волов. Затем зерно просеивалось и размалывалось на ручных мельницах. Кроме зерновых культур, выращивали также виноград разных сортов, об этом говорит упоминание Гомером «темного» и «светлого» вина, оливки, различные овощи и фрук

77

ты, в том числе яблони, фанаты, груши, смоковницы, маслины. Основной системой землепользования у дорийцев были клеры — наделы примерно равной урожайности, которые получала каждая семья. Регулярно проводились переделы земельных участков для того, чтобы каждая семья имела равные условия. Басилей получал особый надел — теменос. Постепенно, однако, появились люди, имевшие по нескольку участков, и, наоборот, вовсе безземельные. Басилеи же, с превращением власти в наследственную, стали рассматривать теменос как свою частную собственность. Значительную роль в хозяйстве играли рыболовство и охота.

Наиболее важное значение для успешного развития хозяйства дорических общин имело знакомство с железом, которого не знали более развитые в политическом и культурном отношении Крит и ахейские государства. Наличие в поэмах Гомера большого количества метафор, связанных с железом, позволяет говорить о его достаточно широком распространении. При раскопках погребений данного периода археологи находят большое количество железного оружия и орудий труда. Наличие последних значительно увеличивало производительность работы.

Что касается рабства, то оно продолжало иметь преимущественно патриархальный характер. Рабы в это время назывались обычно «домочадцами», фактически входили в состав семьи своего хозяина и работали вместе с другими ее членами. Они были заняты преимущественно в хозяйстве богатых людей, в основном это были женщины, которые перемалывали зерно, носили в дом воду из источника, занимались производством пряжи и ткани. Существовал обычай, по которому гостю рабыни обмывали ноги и умащивали тело благовониями. Впрочем, это не стыдились делать и свободные женщины. За пиром рабыни прислуживали своим господам. Часто они являлись и наложницами свободных мужчин, причем сын, родившийся у такой рабыни, мог стать и свободным, если отец признавал его как своего законного ребенка. Мужчин-рабов было значительно меньше. Они были пастухами, свинопасами, работали в саду и поле. Некоторые из них, добившись благоволения и доверия своих хозяев, могли получить значительную самостоятельность в ведении хозяйства, построить дом и завести собственных рабов. Тем не менее из поэм Гомера можно узнать и о случаях жестокого обращения с рабами. Главным источником рабства была война. Очевидно, именно захват рабов был одной из основных целей

78

при организации набегов на другие общины и соседние страны. В плен брали только женщин и малолетних детей, мужчин же убивали.

Мало чем отличалась от рабской доли и участь фетов — безземельных крестьян. Они обычно были вынуждены искать заработок на чужбине, где не были защищены от произвола никакими законами и обычаями. В основном феты нанимались работать в поле и в саду у басилея или иного представителя общинной знати, получая за свой труд натуральную плату в виде продуктов питания, одежды и обуви. Очень часто наниматель пользовался малейшим предлогом и обращал его в рабство.

Впрочем, в гомеровский период основную роль в производстве играл не принудительный труд рабов и не наемный труд фетов, а работа свободных и полноправных членов общины. Даже представители знати не считали для себя зазорным работать со своими рабами и поденщиками в саду, пахать землю, изготовлять предметы обихода. Об этом есть немало свидетельств в поэмах Гомера. Братья царевны Навсикаи сами выпрягают из ее колесницы мулов, которых до этого туда впрягли рабы. Навсикая же отправляется вместе со своими рабынями стирать белье, а Пенелопа сама ткет покрывало.

Гомеровский период характеризуется резким падением значения торговли. Господство в это время натурального хозяйства привело к внутреннему потреблению большинства производимых продуктов. В связи с полным отсутствием в данный период денег имел место лишь обмен одних товаров на другие, что, впрочем, происходило редко. Обычно предметом обмена становилась военная добыча. Чаще всего пленников меняли на быков, оружие и вино. Еще менее развитой была внешняя торговля. Привозных вещей в культурных слоях этого периода при раскопках на территории Греции практически не встречается. В это время внешняя торговля Эллады имела характер транзитной и осуществлялась посредством финикийских купцов. Торговля велась предметами роскоши (украшениями, дорогой одеждой и т. д.) и рабами. Финикийцы не создавали своих постоянных торговых факторий на греческом берегу, а ограничивались кратковременными визитами и торговлей с борта своего корабля. Одно из объяснений этого факта заключается в том, что финикийцы чаще всего были не только купцами, но и пиратами и, если видели слабость поселения, в которое приплывали, то грабили его и захватывали в плен женщин и детей. Неудивительно

79

поэтому, что греки относились к ним враждебно. Среди самих эллинов торговля в этот период считалась одним из самых презренных занятий.

Переживает в гомеровский период упадок и ремесленное производство. Значительно сокращается число видов ремесел. В поэмах Гомера упоминаются только кузнецы, плотники, кожевенники и гончары. К ремесленникам в этот период относились и лекари, гадатели, певцы. При этом отсутствовало разделение труда внутри каждой отрасли. Любой ремесленник выполнял все стадии работы или виды деятельности, связанные с данным или смежным видом производства. При работе мастер использовал материал заказчика, но инструменты имел собственные. Некоторые наиболее искусные мастера получали общегреческую известность, но обычно они состояли из фетов, переходивших в поисках заказов из общины в общину, поэтому в подавляющем большинстве случаев ремесленники находились на нижних ступенях социальной лестницы.

Период греческой архаики имел в качестве одной из главных своих отличительных черт — возникновение многочисленных греческих колоний в различных районах Эгейского, Черного и Средиземного морей. Выделяют множество причин столь бурной экспансионистской активности греков. Первоначально этому способствовали экономические процессы, точнее, недостаток пригодной для обработки земли, большая и плодороднейшая часть которой к этому времени оказалась в руках родовой аристократии. Разорившиеся мелкие крестьяне были вынуждены переселяться в иные места. Поэтому в первых греческих колониях занимались аграрным делом. Позже, в связи с развитием морской торговли и ремесленного производства, род занятий населения греческих колоний резко меняется. Одна его часть продолжала заниматься земледелием, однако теперь большая часть сельскохозяйственной продукции уходила на экспорт. Другая часть жителей колонии была занята в сфере ремесленного производства. Третью группу составляли купцы. Любопытно, что первоначально инициаторами создания колонии выступали как торговые, так и сельскохозяйственные полисы. Позже инициатива в освоении новых территорий принадлежала только торговым городам.

Еще одной причиной основания колоний была острая политическая междоусобица, сопровождавшая процесс формирования греческих полисов. Группа, проигравшая в этой борьбе, отправлялась на новое место, чтобы основать там собственное по

80

селение. Очень часто к таким переселенцам присоединялись и другие желающие уехать на новое место.

Часто колония создавалась по инициативе государства. В таком случае переселенцы выбирались только из граждан данного полиса, причем из определенного класса его населения. Для соблюдения беспристрастности при отборе кандидатов часто бросали жребий.

Первоначально появление колоний носило довольно хаотичный характер, но позже стало хорошо организованным процессом. Колонизация в эпоху греческой архаики осуществлялась в трех направлениях: на запад (к берегам Сицилии и Италии); на север и северо-восток (по побережью Геллеспонта и Пропонтиды вплоть до Понта Евксинского) и на юг — в Африку, где, впрочем, были основаны только две греческие колонии. Выделились города-метрополии, основавшие большое число поселений, например, малоазийский город Милет, Халкида на острове Евбее и Коринф.

Колонии были вполне самостоятельными государствами, не зависевшими от своей метрополии ни в политическом, ни в экономическом плане, часто они имели государственный строй, совершенно отличный от политического устройства своего города-основателя. В колонии существовали свое законодательство и законы, ее граждане не являлись гражданами метрополии, и наоборот. В целом интересы и связи колонии и метрополии переплетались обычно только в сфере экономики. Вместе с тем, в случае необходимости, колонии иногда обращались за помощью к метрополии или же, наоборот, метрополия искала поддержки в своих колониях. Недоразумения, иногда возникавшие между колониями и метрополией, обычно разрешались мирным способом, но иногда между ними происходили и военные столкновения.

Кроме обычных колоний существовали и клерухии, которые представляли собой колонии особого типа, где жители продолжали оставаться гражданами метрополии. В настоящее время известны лишь афинские клерухии, главным назначением которых было укрепление афинского влияния в греческом мире, в основном после создания архэ. Древнейшая афинская клерухия была основана на острове Саламин. Граждане, ставшие клерухами (дословно это значит «владеющий земельным участком»), наряду с другими афинянами должны были платить установленные налоги, участвовать в военных действиях, которые вел полис, но при этом они должны были жить только на Саламине и

81

не имели права сдавать свои земельные участки в аренду. Управлялась данная клерухия специальными архонтами, присланными из Афин. Существовали подобные поселения и в других районах греческого мира, например на некоторых островах Эгейского моря и на фракийском Херонесе. Клерухии пользовались определенной самостоятельностью во внутренних делах, имели свои органы самоуправления, но в них постоянно находился афинский представитель, в чьи обязанности входил контроль за политической обстановкой в колонии, кроме того, были ограничены в своих правах судебные органы колонии данного типа, которые могли рассматривать лишь ограниченные категории дел, во всех иных случаях участники тяжбы должны были обращаться в афинский суд. Для клерухии земельные владения обычно получали с помощью насильственного захвата у местных племен, иногда коренных жителей заставляли отдавать часть земель, а за пользование другими уплатить некоторые подати. Иногда, впрочем, земля приобреталась и мирным путем. Затем полученные наделы раздавались гражданам метрополии, преимущественно из бедных слоев населения, кто высказал желание переселиться. Однако раздаваемые колонистам участки земли не переходили в их полную собственность, продолжая считаться собственностью метрополии. Поэтому клерухи имели свои земельные наделы лишь во временном пользовании.

В истории Древней Греции эпоха архаики была временем быстрого развития ремесленного производства. В этот период были открыты и получили широкое распространение новые методы обработки металла. Так, Главк из Хиоса изобрел способ паяния железа, а кузнецы Рек и Феодор с Самоса ввели в Греции метод литья из бронзы крупных предметов, который уже широко применялся на Востоке. Еще одной важнейшей особенностью архаического периода, свидетельствующей о значительном росте уровня развития ремесленного производства, стало освоение местных месторождений металлических руд и начало их регулярной добычи. В предыдущие периоды греческой истории слитки металла покупались у восточных купцов. Теперь железные рудники появились в большинстве районов Греции. Медь добывали в основном на Кипре, острове Евбее близ Халкиды и в Арголиде. Золото в довольно больших количествах имелось на островах Сифносе, Фасосе, а также во Фракии. Греческое серебро происходило главным образом из аттических Лаврийских рудников, но добывалось также на Сифносе, во Фракии, в Македонии, Эпире и Лидии. Однако на территории

82

Греции было недостаточно запасов олова. Существовало лишь одно месторождение олова в Элладе — в Дельфах, где его добывали вплоть до византийского периода, но в незначительных количествах. Очевидно, олово было также и во Фракии. Однако этого металла не хватало для нужд греческого ремесленного производства, и его приходилось ввозить из Испании и Северной Европы. Главными центрами греческой металлургии стали Самос, Кносс, Коринф, Лаконика, Халкида, Сикион, Эгина и Лесбос.

Значительно изменилось в Греции в архаическую эпоху и искусство изготовления ткани. В Элладе оно всегда считалось домашним производством, которым занимались рабыни под надзором хозяйки дома. Однако греческая знать быстро приобрела вкус к восточной роскоши, вследствие чего уже в гомеровский период стали высоко цениться тонкие ткани финикийского производства. Наиболее ярко выраженную форму процесс перенимания восточных традиций в быту знати получил в ионийских греческих колониях, которые соседствовали с Лидией. Там резко вырос спрос на дорогие разноцветные тонкие ткани, что стало причиной появления специализированных ткацких мастерских. В связи с развитием ткачества значительно увеличился спрос на шерсть, что стимулировало развитие овцеводства. Особенно славились милетские овцы, имевшие самую мягкую шерсть. Развивались и связанные с ткачеством ремесла — валяние шерсти и окраска ткани. Для последнего процесса применялись разные способы. Так, на Крите для окраски использовался сок местного растения. Но обычно для этого применялась краска, выделенная из особых пурпурных моллюсков, колонии которых были широко распространены у берегов Малой Азии. Неудивительно, что, имея прекрасные условия для производства дорогих тонких цветных тканей, Милет изготовлял их в большом количестве и продавал по всему Средиземноморью вплоть до его западных окраин. Ткались в этом городе и ковры, высоко ценившиеся в античности. Успешно конкурировали с милетскими самосские ткани, которые также отличались высоким качеством. Третьим крупным центром ткачества были Мегары, но там производили дешевые грубые ткани, предназначенные для бедных слоев населения. Льняные ткани в период архаики практически не производили, а ввозили из Египта. На территории Эллады своими прекрасными тонкими льняными тканями славился лишь остров Амора.

83

Очень высокого уровня развития достигло в это время производство керамики, которое широко распространилось во многих городах, и прежде всего в Афинах и Коринфе. В данный период существовало уже большое количество разнообразных видов керамических изделий: и сосуды для хранения вина, оливкового масла, косметических средств, и кухонная посуда, и художественные расписные вазы, и терракотовые статуэтки, и черепица. Впрочем, развитие керамического производства выражалось в основном не в освоении новых видов продукции и внедрении усовершенствованных методов производства, а в увеличении количественного производства данного вида продукции и в повышении ее художественных достоинств.

Особое значение в этот период имело строительное дело, что было связано с развитием городов как центров торговых, политических и экономических отношений. Впрочем, частные жилища в рассматриваемый промежуток времени практически не менялись как по своей архитектуре, так и по технологии своего изготовления — они продолжали строиться из кирпича-сырца и дерева, однако для общественных зданий создаются новые архитектурные типы и используются более совершенные методы строительства. Первоначально храмы и общественные сооружения строили из дерева, а позже, в VII в. до н. э., основным видом строительного материала для подобных построек стал кирпич-сырец, но колонны оставались деревянными. В следующем веке появились первые каменные храмы из известняка. Мрамор стал применяться лишь в конце VI в. до н. э. только для отделки деталей. Процесс строительства разделялся на несколько этапов. Сначала камень добывался на каменоломнях, затем подвергался предварительной обработке, после чего доставлялся к месту строительства, где проходил окончательную отделку. Постепенно внедрялись новые приемы обработки камня и новые инструменты, предназначенные для этого. Создавались и более совершенные приспособления для транспортировки крупных элементов конструкции здания. Например, архитектор Херсифрон — строитель храма Артемиды Эфесской — изобрел для перевозки колонн, каменных блоков и т. д. специальные механизмы в виде деревянной рамы на двух колесах.

Вместе с развитием техники и методов производства более широкие формы принимает и дифференциация труда ремесленников. Внутри каждого ремесла образуются отдельные специальности. Например, в металлургической отрасли разделились специальности кузнеца и литейщика, а в производстве керами

84

ки — горшечника и художника, выполняющего оформление сосуда. Кроме того, в данный период в отдельных полисах возникает и определенная специализация труда. Например, в Милете было сосредоточено производство тканей, в Коринфе — панцирей и керамики, а в Халкиде — оружия и т. д. Понятно, что эта продукция преимущественно шла на экспорт в другие полисы.

А вот одну из важнейших сфер греческой экономики — земледелие — технический прогресс в архаическую эпоху практически не затронул. Обработка земли продолжала считаться греками одним из самых почетных и прибыльных занятий, но методы земледелия оставались довольно примитивными. Применялась обычно двухпольная система землепользования: поле через год оставалось под паром, в течение этого времени почву удобряли, трижды вспахивали, а осенью опять засевали. Плуг был устроен очень просто и не имел металлического сошника. Для пахоты обычно использовали воловью упряжку, хотя иногда в плуг впрягали и мулов. Большие глыбы земли, поднятые плугом, разбивали затем мотыгой, для жатвы использовали кривой серп, а обмолачивали зерно на току, используя в качестве тяги крупный рогатый скот. Муку обычно получали, размалывая зерно на ручных мельницах. Но в больших хозяйствах существовали и крупные мельницы, жернова которых приводились в действие ослами, мулами или рабами. Основными зерновыми культурами были ячмень и полба. На более плодородных землях сеялась и пшеница, ее, однако, выращивали преимущественно не на территории собственно Эллады, а в греческих колониях. Из других сельскохозяйственных культур особое значение имела олива, распространенная прежде всего в Аттике, где оливковое масло стало одним из главных экспортных товаров. Однако все же зерновые культуры в этот период имели в Греции большее значение и распространение. Очень важную часть ежедневного рациона древних греков составляли овощи и зелень, которые возделывались за пределами крепостных стен полиса. К сожалению, точная информация о данной отрасли древнегреческого сельского хозяйства отсутствует.

Скотоводство, в отличие от земледелия, было менее развито. Употребление мясной пищи в архаический период греческой истории резко сократилось по сравнению с предыдущими периодами. Теперь мясо ели в основном лишь на пирах и праздничных трапезах, поэтому убойный скот стал называться «жертвенными животными». Отчасти недостаток мясной пищи ком

85

пенсировался широким употреблением рыбы и других морских продуктов.

Для развития торговли весьма важное значение имело введение в Элладе монетной системы и общих весовых мер, взаимосвязанных друг с другом, так как монеты имели обозначение мер весов. В это время на территории Эллады использовались две системы мер и весов: евбейская и эгинская. Наиболее распространенной была первая. Ее главной единицей веса был талант, равнявшийся 26 кг, что примерно соответствовало весу кубического фута воды (26,2 кг), лежавшему в основе мер объема жидких и сыпучих тел. Основной единицей измерения объема жидких тел был метрет, составлявший 1,5 кубических фута жидкости (39,3 л), два же кубических фута (52,4 л) составляли единицу измерения объема сыпучих тел. Эгинский талант был значительно тяжелее — 37 кг. Более мелкие весовые единицы представляли собой доли таланта, которые в обеих системах обозначались одинаково. Талант делился на 60 мин, мина — на 100 драхм или 50 стратеров, драхма состояла из 6 оболов. Естественно, что одинаковые единицы евбейской и эгинской систем существенно отличались друг от друга по весу. Наиболее распространенной из них была евбейская, принятая, в частности, в Афинах. Эгинская система применялась в Средней Греции, например, на Пелопоннесе, а также на многих островах до конца первой половины V в. до н. э. Появление монетного обращения существенно изменило многие греческие обычаи. Так, например, исчезла традиция класть золото и драгоценности в могилу умершим, однако большое количество драгоценных металлов стекалось в храмы в качестве пожертвований и, таким образом, надолго изымалось из обращения.

Развитие торговли в архаический период греческой истории связано прежде всего с малоазийскими городами — крупнейшими и наиболее богатыми торговыми центрами эллинского мира. Среди них первое место принадлежало Милету. Чуть позже значительного развития достигает Эгина, жители которой, в связи с отсутствием на их острове плодородной земли, были вынуждены заниматься исключительно торговлей. Крупным центром был и Коринф, имевший налаженные экономические связи с западными греческими колониями и внутренними областями Иллирии. Все большее значение приобретают Керкиры, Сиракузы, Тарент и Сибарис. К концу греческой архаики возрастает значение Афин. Между торговыми городами начинается период острой конкуренции, что во многих случаях приводило к военным

86

конфликтам, например, из-за соперничества Коринфа и Керкиры в 664 г. до н. э. произошла первая в истории Греции морская битва, где участвовали флота этих государств.

В связи с нуждами торговли в это время наблюдается быстрый прогресс в области мореплавания. Так, значительно увеличился навигационный период. Если в VIII в. до н. э. греческие моряки плавали всего лишь около двух месяцев в году, то в VI в. до н. э. корабли находились в море до 7—8 месяцев. В эпоху архаики появились также первые портовые сооружения, например, мол, сооруженный на Самосе, и канал, позволивший судам двигаться по Левкадскому перешейку (точнее, коринфяне очистили от песчаных заносов пролив, разъединяющий остров Левкаду от материка). Сообщение по сухопутным дорогам имело второстепенное и ограниченно-локальное значение, по крайней мере, на территории собственно Греции, так как в Малой Азии существовали прекрасные дороги, соединяющие расположенные там греческие города с Сардами и более отдаленными районами Персидской державы. В самой же Греции из-за ее гористого ландшафта в качестве сухопутных дорог выступали часто лишь узкие горные тропы, по которым транспортировка товара была возможна только с помощью вьючных животных.

Заканчивая обзор развития греческой экономики в архаический период, следует сделать еще несколько замечаний. Так, торговля и ремесло активно развивались лишь в некоторых районах Эллады, в то время как Пелопоннес, Средняя и почти вся Северная Греция сохранили натуральный земледельческий характер своего хозяйства, практически не испытывая на себе влияния денежного обращения. Кроме того, после бурного развития в это время методов и технологий ремесленного производства наступил длительный период застоя, продолжавшийся в сущности до конца античного времени. Это касается даже такой важнейшей в греческой экономике сферы, как морское дело. Наиболее значительные открытия в этой области были сделаны именно в эпоху архаики, когда создаются новые типы судов и устанавливаются характерные различия между военными и транспортными кораблями. Кроме того, именно в это время было внедрено такое революционное новшество в море-плавании, как переход к использованию судов с многоярусным расположением весел и гребцов. Дальнейшее развитие кораблестроительного дела ограничивается лишь совершенствованием уже известных типов судов в сторону увеличения их размеров. Более того, позже в некоторых областях ремесленного

87

производства наблюдается даже длительный период регресса. Например, в классический период греческой истории совершенно забывается такое важное открытие ремесленников архаики, как каменные формы для тиснения и отливки металлических изделий, которые появляются вновь только в эллинистический период.

В целом с VIII по VI в. до н. э. в Элладе происходит такой значительный рост производства, что можно вполне справедливо говорить о прошедшей в эту эпоху греческой истории промышленной революции. Это в свою очередь оказало весьма сильное влияние на политико-социальные отношения в греческих полисах, так как произошел переход от общества со многими устаревшими элементами первобытно-общинного строя к классовому рабовладельческому обществу и государству, что создало условия для дальнейшего развития производственно-экономических отношений Древней Греции.

3.3. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ В КЛАССИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

Классический период греческой истории является временем политического и экономического расцвета Афин, занявших в это время доминирующее положение в эллинском мире, поэтому сохранившиеся до нашего времени литературные источники характеризуют экономику именно этого полиса. Разные области Эллады по своему экономическому развитию сильно отличались друг от друга. Например, Афины, Коринф, Мегары, Милет, Эгина были торгово-промышленными центрами; Беотия, Локрида, Фокида, Лаконика, Мессения и Элида — земледельческими; Этолия и Акарнания — скотоводческими.

Сельское хозяйство продолжало оставаться основой древнегреческой экономики, но так как благоприятные условия для возделывания земли имелись лишь в некоторых регионах Эллады, то многие полисы были вынуждены развивать свою торговлю и ремесло, но даже в таких областях труд земледельца считался весьма почетным.

Характер и технология сельского хозяйства в классический период практически не изменились. Сельскохозяйственные орудия труда продолжали оставаться довольно примитивными: безотвальный плуг, мотыга, серп для срезания колосьев, лопата для провеивания и волокуша для выдавливания зерна на току из срезанных колосьев.

88

Характер землепользования в различных областях Древней Греции различался. О крупном землевладении можно говорить, пожалуй, только в Фессалии, где, по словам Демосфена, несколько богатых землевладельцев могли вооружить за свой счет большой отряд наемников. Эти несколько человек контролировали практически все земельные угодья Фессалии, которые обрабатывали полусвободные, прикрепленные к земле пенесты. В остальной же Элладе преобладало мелкое и среднее землевладение. Весьма любопытное положение было в Спарте, где весь земельный фонд считался собственностью государства и равномерно распределялся между полноправными гражданами — спартиатами. Размер участков — клеров — был в среднем равен 15 гектарам. Лишь спартанские цари имели в своем распоряжении несколько участков, находящихся в различных районах Лаконики. Для спартиата постыдной являлась любая физическая работа, даже считавшееся почетным в других областях Эллады земледелие, поэтому на каждом клере имелось по нескольку хозяйств илотов, которые и обрабатывали землю, платя при этом определенный ежемесячный налог владельцу участка. Плутарх сообщает, что на содержание спартанца шло 70 медимнов, а спартанки — 12 медимнов ячменя, а также некоторое количество вина, масла, фиг, сыра и других продуктов. В Афинах, как и во многих других областях Греции, размеры земельных наделов, находившихся в пользовании отдельных граждан, были различными. Например, самый мелкий земельный собственник — фет — мог собрать со своего участка около 200 медимнов, то есть примерно 104 гектолитра зерна или 79 гектолитров вина или масла (гектолитр — 100 литров). Его клер составлял 3—5 гектаров пахотной земли, которая обрабатывалась членами семьи этого землевладельца, им иногда помогали 1—2 раба или поденщика. Земельный надел, необходимый для зачисления в класс зевгитов, должен был быть не меньше 10 га земли, отведенной под смешанное хозяйство (зерновое и садовое), или же 3—4 га виноградника, либо 12—20 га пахотной земли. В таких хозяйствах обычно использовался труд 15—25 работников. Самые крупные земельные участки, владельцы которых относились к классу пентакосеомедимнов, были равны 30—50 га. Однако таких хозяйств было очень мало. Обычно вся продукция, произведенная в мелком крестьянском хозяйстве, шла только на внутреннее потребление, в то время как в крупном поместье некоторая часть урожая продавалась.

89

Не следует забывать, что лишь не более четвертой части афинской земли, как, впрочем, и во многих других греческих районах, было пригодно для выращивания зерновых культур, поэтому уже в архаическом периоде Афины импортировали большое количество зерна. Известно, что в IV в. до н. э. ежегодный урожай зерна, выращенного непосредственно в Аттике, составлял 427 тыс. медимнов, а экспортные поставки, прошедшие через Пирей, — 800 тыс. медимнов в течение года. В основном выращиванием зерновых культур в Греции занимались лишь наиболее плодородные районы: Фессалия, Беотия, равнина между Коринфом и Сикионом, Элида, Арголида, Лаконика, Мессения. Характер и методы хлебопашества в классическую эпоху не отличались от тех, которые были в период архаики. Наиболее распространенной системой земледелия было двуполье. Удобрение навозом хотя и было известно, но применялось довольно редко. Из-за невысокой технологии хлебопашества урожайность зерновых культур была невелика. Из зерновых культур были распространены пшеница, полба и ячмень.

Другие отрасли земледелия (виноградарство, оливководство, садоводство и огородничество) были широко развиты, что связано с благоприятными климатическими условиями для данных видов сельскохозяйственной деятельности. Особенно важное значение имели виноградарство и оливководство. Обычно государство проявляло большое внимание к проблемам развития этих видов сельского хозяйства. Было разработано много конкретных рекомендаций по культивированию виноградной лозы и маслины. Их удобряли и подрезали несколько раз в год, для улучшения вкуса плодов к растениям прививали черенки лучших сортов, их тщательно оберегали от холодов и ветров. В результате длительной и упорной селекционной работы были выведены многочисленные сорта маслин и винограда, в наибольшей степени подходящие для конкретных географических условий определенного района Эллады. В целом греки получали довольно высокие урожаи со своих плантаций винограда и олив, которые не только удовлетворяли местный спрос, но и широко экспортировались за пределы Греции.

В Атгике в классическую эпоху наибольшее значение для сельского хозяйства приобрела культура оливы. Оливководство поощрялось государством, маслина была объявлена священным деревом богини Афины, и за его уничтожение полагалось суровое наказание. Одной из причин столь бережного отношения к этому дереву являлась экономическая нерентабельность посадки

90

новых олив, так как первые плоды они приносили только через 16—18 лет, в то время как требовали постоянного ухода за собой. Ареопаг назначал специальных служащих, в чью задачу входило наблюдение за правильностью посадок этих деревьев и контроль за их сохранностью. Одним из требований, узаконенных в государственных постановлениях, было предписание о минимальном расстоянии между двумя оливковыми деревьями не менее 9 футов. Оливковые деревья сажали рядами, дистанция между которыми равнялась 18 м, а между отдельными деревьями в ряду — 12 м. Оливководство было одной из важнейших статей экономики Афин, так как оливковое масло играло большую роль в жизни всех греков: употреблялось в пищу, использовалось в светильниках и для изготовления парфюмерных средств, применялось в религиозных церемониях. Сами плоды шли в пищу в свежем виде, маринованными в уксусе и засоленными.

В других малоплодородных районах Греции, например на островах Хиосе, Лесбосе, Косе, Родосе и Фасосе, наибольшее значение имела культура винограда, основной урожай которого шел на изготовление вина. На этих островах производились лучшие сорта вин, славившиеся по всей Элладе. Так же, как и оливковое масло, вино широко экспортировалось в различные страны, в том числе в Причерноморье, Египет и Италию. Сами греки обычно не пили чистое вино, что считалось достойным лишь варваров, а разбавляли водой. Таким образом, получался слабоалкогольный, около 4—6 градусов, тонизирующий напиток, хорошо утолявший жажду в жаркую погоду. Небольшая часть урожая винограда шла также на изготовление изюма.

Из других садовых культур важное значение имели фиги, широко употреблявшиеся в пищу как в свежем, так и в сушеном виде. Сушеные фиги экспортировались в те районы, где не росли эти деревья. Важную роль в рационе греков играли и огородные культуры, прежде всего, лук, чеснок, капуста и зелень. В Афинах, как и в других полисах, овощи выращивали на специальных участках, расположенных перед городскими стенами. Однако в Аттике огородничеством обычно занимались жители предгорных районов. Впрочем, собственных овощей в Аттике не хватало, и там охотно продавали свою продукцию беотийские и мегарские крестьяне. Население горных областей занималось также бортничеством — сбором меда диких пчел. Особенно славился мед, собиравшийся на аттическом горном хребте Гиметте.

91

Формы землевладения и землепользования в разных греческих полисах были различными. Так, в Спарте, Фессалии, Гераклее и на Крите для обработки земли использовался принудительный труд бесправного и зависимого населения — илотов, пенестов, мариандинов и кларотов (войкеев), в других же районах на земле обычно трудились ее владельцы. Рабский труд в сельском хозяйстве греки использовали сравнительно мало, предпочитая нанимать поденщиков из свободных крестьян, разорившихся в силу различных причин и лишившихся своих наделов. Впрочем, в Аттике государство также было крупным землевладельцем. Каждый дем владел определенной частью общинной земли (пахотной или луговой), которая сдавалась в аренду частным лицам. Существовали три вида аренды: кратковременная, долгосрочная (на 40 лет) и пожизненная. При заключении арендных договоров обычно было необходимо внести залог, достигавший иногда значительного размера, кроме того, требовалось тщательное соблюдение некоторых условий, например, не вырубать имевшиеся на участке садовые деревья, обрабатывать полученную землю, следить за состоянием расположенных на ней построек, обеспечить посадку и уход за виноградной лозой или оливковыми деревьями. В случае невыполнения данных условий или пропуска внесения условленной платы к арендатору могли применяться различные методы воздействия, в том числе немедленное прекращение действия договора, продажа в счет долга всех созревших на момент разрыва договора плодов, а в наиболее серьезных случаях — лишение арендатора и его рода гражданских прав. Пастбища, имевшиеся в распоряжении государства, также частично сдавались в аренду, а частично оставались в общем пользовании граждан, плативших за это полису особый налог.

В целом земля в классический период греческой истории считалась одним из главных богатств и весьма высоко ценилась. Во всех полисах владеть земельными участками могли только полноправные граждане. Метекам (свободным чужестранцам, проживавшим на территории данного полиса) было запрещено владеть землей и пасти скот на общественных выгонах. Лишь в виде награды за оказанные государству услуги метекам предоставлялись равные с гражданами имущественные права. Кроме того, во многих полисах существовал запрет на владение землей свыше определенного надела. С другой стороны, в некоторых полисах длительное время запрещалась продажа первоначальных участков. В полисах с демократическим стилем управления

92

было выгодно сохранение мелкого и среднего землевладения. В Афинах нашли оригинальный способ сохранения подобного вида пользования землей. Им стали клерухии, появившиеся во время Первого Афинского морского союза (Архэ), когда Афинам принадлежали участки земли на территории других полисов, раздававшиеся во владение представителям бедных слоев населения Аттики, которые в результате этого образовывали в районе подчиненной общины военную колонию афинян, обеспечивавшую политический контроль Афинского государства над данным полисом. Кроме того, это позволяло существенно уменьшить численность беднейшего населения Аттики. Первоначально клерухам было запрещено покидать свой надел и возвращаться в Афины, но позже они часто жили в своем родном полисе, а предоставленный им надел сдавали в аренду.

Обычно часть произведенного в данном хозяйстве урожая шла на внутреннее употребление, а излишки продавались на рынке. Однако существовали и земледельческие хозяйства, работавшие исключительно на продажу. По свидетельству Плутарха, именно такого рода хозяйством владел знаменитый афинский законодатель Перикл. Как сообщает историк, этот стратег доверил управление своим владением особому рабу, который должен был следить за всем ходом сельскохозяйственных работ. Весь урожай продавался на рынке, а требуемые продукты затем покупались по мере необходимости.

Подобное положение дел в Афинах резко изменилось во время Пелопоннесской войны. Спартанская армия применила тактику широкомасштабного вторжения в Аттику, в ходе которого уничтожались поля и сады крестьян. Особо тяжелые экономические потери для аттических земледельцев были связаны с вырубанием оливковых деревьев и виноградников, так как на восстановление их посадок требовалось много времени и средств. Именно с этого времени начался процесс сосредоточения земельных угодий Аттики в руках богатых граждан.

В некоторых греческих областях в силу определенных условий не были развиты ни земледелие, ни ремесленное производство, зато там имелись хорошие возможности для процветания скотоводства. Такими районами были Фессалия, Беотия, Этолия, Акарнания, Мессения, Херсонес Фракийский, а в ионических греческих колониях — подобная ситуация сложилась в Магнесии и Колофоне. Там процветало коневодство и разведение крупного рогатого скота. В других районах, не имевших благоприятных возможностей для содержания крупных стад,

93

было более развито мелкое скотоводство: разведение ослов, мулов, коз, овец и свиней. В таких областях рабочие быки и волы имели очень важное значение и поэтому весьма высоко оценивались. Их убийство рассматривалось как серьезное преступление, а в Афинах считалось даже святотатством.

Как уже было сказано выше, полноправные граждане полиса рассматривали в качестве основного вида своей экономической деятельности сельское хозяйство. В торговле же и ремесленном производстве были заняты прежде всего проживавшие в полисе метеки и рабы, которые работали практически во всех сферах ремесла.

Классический период греческой истории был временем расцвета рабовладения в Элладе. Современные исследователи определяют количество рабов в Афинах от 75 до 150 тыс. человек. Главным источником рабства была война или насильственный захват представителей «варварских» племен, которых греки считали прирожденными рабами, о чем и говорит в своих работах Аристотель. Большая часть рабов попадала в Грецию из Фракии, Сирии, Иллирии, Лидии, Фригии и Пафлагонии, а также из причерноморских районов. Однако довольно часто в рабов обращали и самих греков, захваченных в плен во время войны. Чаще всего этой участи подвергались женщины и дети. Впрочем, обычно после окончания боевых действий между враждующими греческими полисами было принято обмениваться пленными или же выкупать их. Иногда в рабство продавали за долги. В Афинах долговое рабство было запрещено законами Солона, но сохранилось в некоторых других греческих областях. В рабов могли обратить метеков и вольноотпущенников, не выполнявших своих обязанностей перед государством или незаконно присвоивших себе гражданские права. Дети рабов или свободного человека и рабыни также становились рабами, хотя отец такого ребенка мог объявить его свободным, но политических прав такой ребенок не получал. В случае чрезвычайных обстоятельств дети свободного мужчины и рабыни так же, как и метеки, могли получить полные гражданские права, но такое случалось чрезвычайно редко. Впрочем, рабов от рождения всегда было очень мало.

Наиболее крупный рынок рабов располагался на острове Хиос. Были широко известны также рабские рынки Эфеса, Самоса, Делоса, Кипра, Византия, Фессалии и Северного Причерноморья. Значительным центром работорговли были и Афины. Цены на рабов колебались в зависимости от различных условий.

94

В среднем мужчина стоил около 167 драхм, женщина — от 135 до 220 драхм. Рабы для работ на рудниках стоили от 154 до 184 драхм. Однако рабы, имевшие редкую профессию и высокую квалификацию, стоили значительно дороже.

С точки зрения древнегреческих законов раб не являлся личностью. Он не мог иметь семью. Семейные отношения раба и рабыни не считались браком. Власть рабовладельца была полной и не ограничивалась законодательством. Он мог заставить раба заниматься любой деятельностью, бить его, продать и даже убить. В качестве наказания рабов применялись побои, заключение в темницу, принуждение к особо тяжелой работе, заковывание в кандалы, различные формы пыток, у беглых рабов на лбу ставилось клеймо. Лишь позже право рабовладельца убить раба было ограничено. Впрочем, в Аттике убийство раба считалось преступлением и было запрещено, хотя в реальности убийца нес сравнительно легкое наказание — временное изгнание из полиса. Естественно, раб выступал как юридически недееспособное лицо, так как считалось, что он не может подобно свободному человеку давать в суде показания под присягой, и их получали у него с помощью пыток. Для раба, совершившего легкое преступление, штраф заменялся бичеванием, причем один удар плети равнялся одной драхме. Если раб действовал с ведома своего господина, то получал в два раза меньше ударов, чем в противном случае. Раба, замешанного в убийстве, казнили, даже если он имел к этому преступлению лишь косвенное отношение.

Следует заметить, что в Афинах рабы находились в несколько лучшем положении, чем в иных полисах. Здесь власть рабовладельца несколько ограничивалась законами. Кроме того, в Аттике раб имел «право убежища», по которому, в случае слишком жестокого обращения своего владельца, он мог укрыться в Тесейоне (храме Гефеста) или в святилище Евменид. Пока он находился там, то считался неприкосновенным. По обычаю, после того как раб прибегнул к помощи божества, его не возвращали своему прежнему владельцу, а перепродавали другому хозяину. Даже такое незначительное облегчение участи рабов в Афинах вызывало сильное возмущение у противников демократии.

Положение раба во многом определялось, как уже отмечалось, его квалификацией. Известно, что рабы выполняли обязанности прислуги, ремесленников, учителей, врачей, торговцев, рабочих на транспорте и рудниках. Положение последних

95

было особенно тяжелым, так как условия труда на рудниках были поистине невыносимыми. Напротив, домашние рабы и особенно рабы, занятые на производстве, могли быть поставлены своим владельцем в привилегированное положение, например, иногда они получали разрешение на владение имуществом, обзаведение семьей. Значительное количество рабов использовалось греками в своем домашнем хозяйстве, хотя в отдельном греческом доме никогда не было очень большого количества домашней челяди (не более 50 человек). В хозяйстве обычно были заняты рабыни, которые, помимо выполнения обычных работ по дому, занимались также прядением и ткачеством под наблюдением своей хозяйки и ее дочерей, часть подобной продукции шла на продажу. Мужчины-рабы использовались как врачи и воспитатели мальчиков. Они также часто сопровождали своего хозяина в походе или в путешествии. Богатые рабовладельцы, особенно женщины, на улицу выходили только в сопровождении рабов или рабынь. Однако чаще всего рабов использовали для получения прибыли. Разбогатевший ремесленник покупал себе в помощь несколько рабов, не прекращая самостоятельной работы. Позже, когда у него появлялись новые дополнительные средства, он полностью отходил от производства, переложив его на своих рабов под началом особого раба-управляющего. Иногда хозяин позволял рабу вести самостоятельное хозяйство с обязательством уплаты определенного оброка. Обычно такие рабы занимались торговлей или ремеслом. Часто рабов сдавали внаем. Подобное положение дел наблюдалось, например, в горном деле и, иногда, в сельском хозяйстве. Часто таким образом использовались и женщины-рабыни, из которых набирались музыкантки, танцовщицы и куртизанки. Средний доход от эксплуатации раба, занятого в ремесленном производстве, составлял один—два обола в день, то есть около 60—120 драхм в год. Следует заметить, что средняя афинская семья тратила на свои нужды около 180 драхм в год, поэтому эксплуатация 2—3 рабов была достаточна для безбедного существования семьи из 3—4 человек.

Наряду с рабами, находившимися в частном владении, существовали и государственные рабы. Они жили в лучших условиях, имели собственное жилище, могли создать семью и вести хозяйство. В Афинах такие рабы использовались как рабочие на верфях, общественных работах и строительстве. Из рабов-скифов комплектовали полицию. Сначала этот отряд состоял из 300 человек, затем — из 1200. Они сохраняли свой костюм и вооружа

96

лись кинжалом и хлыстом. Государственные рабы также были глашатаями, писцами, секретарями, счетчиками. Причем это могли быть не только низшие служащие, получавшие за свой труд лишь пищу, но и должностные лица, занимавшие весьма ответственные посты, например секретаря государственного архива. Государственными рабами были также тюремщики и палачи, чьи обязанности считались позорными для свободных людей. Государственный раб находился под защитой закона, и, в случае его оскорбления, он обращался к гражданину полиса, под покровительством которого находился, и тот представлял его интересы в суде. За свое преступление государственный раб отвечал перед государством лично.

Освобождение рабов на волю было явлением довольно редким. Оно происходило либо в результате выкупа, либо по завещанию владельца, либо по специальному акту об отпуске раба на волю хозяином. Во время войн, в случае критического положения дел, государство освобождало рабов своим постановлением и комплектовало ими армию и флот. Освобожденные рабы в основном переводились на положение метеков, но должны были платить дополнительный налог в 3 обола. Кроме того, они сохраняли ряд обязательств материального порядка по отношению к своему бывшему хозяину, а иногда и к его потомкам.

Основной формой ремесленного производства в Древней Греции была мелкая мастерская. Ее главной производственной силой были рабы от 3—4 до 10—12 человек. Мастерские с большим количеством работников были редки и появлялись в основном только в IV в. до н. э. Условия труда в мастерской характеризуются наличием лишь самых примитивных механических приспособлений, необходимых для работы. Отсутствовало всякое разделение труда. Каждый рабочий выполнял все операции по производству изготовляемого изделия. Такая же картина наблюдалась и на рудниках. Неудивительно, что производительность древнегреческого ремесленного производства была крайне низка. Любопытно, что отсутствие заинтересованности в расширении производства проявлял и сам владелец мастерской. Лишь незначительная часть прибыли шла на закупку сырья и необходимых инструментов, в основном же она направлялась на ростовщические денежные операции или на приобретение земли.

Однако широкое применение рабского труда в ремесленном производстве в Элладе вовсе не означало отсутствия в этом виде деятельности труда свободных производителей. Как уже говорилось выше, полноправные граждане полиса предпочитали зани

97

маться земледелием, что считалось более почетным, чем ремесло, но в реальности в результате процесса разорения образовывался слой беднейших граждан полиса, вынужденных обратиться к ремеслу, чтобы прокормить свою семью. Обычно свободные ремесленники работали самостоятельно, иногда пользуясь помощью своих родных. Следует заметить, что конкуренция отдельных производителей с производством в мелких мастерских была весьма тяжелой и не всегда успешной, поэтому часто разорившиеся крестьяне или ремесленники становились наемными рабочими на строительных работах или в мастерских. В конце V в. до н. э. обычная плата всех категорий наемных работников от архитектора до ремесленника составляла 1 драхму в день, что свидетельствует об отсутствии в этот период ярко выраженного разделения производственного процесса. Впрочем, существовали и некоторые сферы деятельности, которые считались даже почетными, например профессии скульптора и архитектора. Другие отрасли производства, напротив, являлись позорными для свободных людей, в том числе кожевенная.

Одним из наиболее доходных видов ремесленного производства была металлургия. Выше уже отмечалось, что в архаическом периоде греческой истории на территории Эллады возникло большое количество рудников, особенно железных, которые имелись в Лаконике, на многих островах Эгейского моря и на южном побережье Черного. Серебро встречалось значительно реже, оно добывалось в Аттике, а также на Кипре, Сифносе и в Пангее (юго-западная часть Македонии). Золото же на территории собственно Греции практически не встречалось, за исключением острова Сифнос, где имелись золотые рудники. Однако уже в конце VI в. до н. э. они в основном были затоплены, и в V в. до н. э. золото стало добываться на Фасосе и в Пангее. Открытие месторождений носило обычно случайный характер и происходило в тех местах, где руда выходила на поверхность. Лишь для поисков залежей серебра иногда делались пробные колодцы.

Добыча металла велась самыми примитивными орудиями: молотами, кайлами, клиньями и лопатами. Для добычи руды применялись либо шахты, либо штольни. Наибольшая глубина шахт составляла 119 м. Таких шахт сейчас известно около 2 тыс. Штольни прорубались очень низкие, не выше одного метра, причем скорость продвижения не превышала 10 м в сутки. Работа по выемке руды была очень тяжелой и изнурительной, поэтому на ней трудились в основном рабы. Из-за низкого потол-

98

ка шахтер часто находился в полулежачем положении, отбивая куски породы ручным кайлом, затем относил руду в корзине к главному стволу шахты. Иногда породу нагревали, а затем быстро охлаждали струей воды, благодаря чему в руде образовывались трещины, что облегчало ее добычу. Процесс получения металла из руды всегда был сложным, высокотехнологичным процессом. Доставленные на поверхность куски породы долбились в ступах и на ручных мельницах и промывались, затем они проходили предварительный обжиг и отправлялись в плавильные печи. Для отделения железа от содержащихся в руде примесей необходима очень высокая температура — 1530 °С. Так как в древности был не известен каменный уголь, позволявший достичь такого уровня температуры, то выплавка производилась в плавильных печах примитивной конструкции, где в качестве топлива применялся древесный уголь, что привело к быстрой вырубке леса в районах рудников. При этом способе (так называемый сыродутный метод получения металла) получить чистое железо не удавалось, образовывалась тестообразная масса, которая содержала еще много примесей и требовала дополнительной обработки, производившейся в кузницах. Таким образом, кузнецы не только изготовляли вещи из металла, но и являлись важным и необходимым компонентом собственно получения металла. Обычно добыча руды велась непосредственно государством, но иногда рудники сдавались в аренду на три года, а те рудные жилы, которые еще не использовались и требовали длительной подготовки к началу работы, — на 10 лет. Аренда была доступна в основном лишь полноправным гражданам полиса и очень редко метекам, получившим имущественные права. Сырье с рудников продавалось купцам.

Металл обрабатывался вручную. Кузнечное дело, как и другие сферы ремесленного производства в Древней Греции, не разделялось на отдельные отрасли. Обработка цветных металлов начиналась с изготовления листов различной толщины, из них в дальнейшем производились требуемые изделия. Мелкие предметы делали из целых кусков металлов или с помощью литья. Для формовки литых изделий применялся станок, изобретение которого древние авторы приписывают архитектору Феодору Самосскому. Цветные металлы шли на изготовление монет, посуды и различных украшений, статуй, зеркал и доспехов — шлемов, кирас, поножей, кантов щитов. Из железа производились оружие и инструменты. В этот период были известны многие приемы обработки железа, в том числе и по превращению его в сталь.

99

Наиболее распространенной в данное время была мягкая низкоуглеродистая сталь, хотя к середине IV в. до н. э. греки уже научились производить высокоуглеродистую сталь и даже булат, о чем можно судить по работе Аристотеля. О наличии нескольких марок стали свидетельствует упоминание в литературных источниках этого периода таких ее разновидностей, как лаконская, лидийская, синопская, халибская. Особенно ценилась первая. Вместе с тем можно уверенно утверждать, что высококачественная сталь имела в это время все же малое распространение. В Древней Греции уже существовала определенная специализация кузнецов по видам изготовляемых ими предметов. В литературных источниках этого периода упоминается о ножовщиках, оружейниках, ювелирах и др. В целом мастерские, занятые изготовлением металлических предметов, приносили своим владельцам довольно высокие доходы. Например, мастерская щитов, которой владел афинянин Пасион, живший в IV в. до н. э., приносила ему 100 мин чистого дохода. Мастерская ножей давала отцу Демосфена 30 мин.

Керамическое производство продолжало оставаться одним из основных видов деятельности древнегреческих ремесленников. Как и в других отраслях, здесь главную роль стали играть мастерские, использовавшие труд рабов, что можно легко понять, изучая подписи на сохранившихся сосудах. Разделение труда в данной сфере производства существовало только в области художественного оформления сосуда: гончар выполнял все операции по изготовлению вазы, но разрисовывал ее особый художник. Рабами могли быть и тот, и другой. Но среди художников, которые должны были иметь особые знания и талант, было немало метеков и полноправных граждан. Наиболее известных живописцев часто поочередно приглашали в разные мастерские. Кроме высокохудожественных ваз производилась и массовая керамика, грубо изготовленная, без облицовки и росписи для продажи беднейшим слоям населения, черепица и облицовочные плиты для зданий, сосуды, служившие тарой для транспортировки вина, масла и зерна (амфоры и пифосы), водопроводные и канализационные трубы, светильники, грузила для рыболовных снастей, грузики для ткацких станков и небольшие терракотовые статуэтки, которыми греки любили украшать свои дома. Афинские керамические изделия не только удовлетворяли внутренний спрос, но и широко экспортировались в другие регионы.

100

Прядение и ткачество, как и в прежние эпохи, продолжало оставаться в основном домашним производством, хотя его излишки иногда продавались на рынке. В этой сфере преобладал женский труд. Женщины выполняли практически все операции, связанные с данной сферой деятельности — от стрижки овец до шитья платья. Мужчины участвовали лишь в окраске тканей или ниток. Основным видом сырья у греков была шерсть. Льняные ткани вошли в относительно широкое употребление только с VI в. до н. э., прежде всего в Аттике, где из них изготовлялись женские туники. Шелк появился в более поздние времена, и применение его было весьма ограниченным. Для изготовления ткани применялся ткацкий станок обычно вертикального типа.

Постепенно развивалось и ремесленное производство тканей. В нем были заняты и самостоятельные ремесленники, и мелкие мастерские. Часто им занимались вольноотпущенники, но и свободные люди также нередко зарабатывали себе на жизнь ткачеством и прядением. Существовали и особые сукноваляльные мастерские, где работали в основном мужчины. В классический период уже четко оформилась специализация городов по производству того или иного вида подобной продукции. Например, в Мегарах, Коринфе и Эгине производилась массовая дешевая одежда для бедных слоев населения и рабов, в Милете, на Кипре и на Хиосе — дорогие ткани, одежды и ковры, а Сиракузы славились многоцветными тканями из сицилийской шерсти.

Технология строительного дела в классическую эпоху претерпела существенные изменения по сравнению с предыдущими периодами. Постройка общественных зданий обставлялась весьма торжественно. Решение об их строительстве принималось на народном собрании. Для наблюдения за ходом работ создавалась особая комиссия, состоящая из должностных лиц — эпистатов, призванных следить за ходом работ и закупать все необходимые материалы. Приглашенный на строительство архитектор разрабатывал чертеж здания и составлял план работ. Строительство общественных зданий финансировалось государством. Частные дома и храмы возводились на средства тех лиц или религиозных братств, которые их заказывали. Основными строительными материалами были камень, известняк, мрамор, закупкой всего необходимого руководили эпистаты, иногда она давалась на откуп богатым горожанам. Блоки привозили из каменоломен, которые могли быть как частными, так и государственными. На строительстве было занято большое количество рабочих из всех категорий населения полиса: граждане, метеки,

101

рабы. Государство могло как непосредственно руководить общественным строительством, так и сдавать его одному или нескольким подрядчикам, для чего организовывались специальные торги, при этом подряды могли брать не только граждане, но и метеки.

Особое значение для развития греческой экономики в классический период имело судостроение, особенно развитое в Афинах. Постройка корабля обходилась в довольно значительную сумму — 1 талант серебра. Кораблестроительный лес, которого не было в Аттике, ввозился в Афины из Македонии, Халкидики, Южной Италии, Малой Азии и Понта. Строительство военных кораблей находилось исключительно в ведении государства, а торговые суда могли строиться и частными лицами. В качестве рабочих на верфях использовались рабы, государственные и частные, а руководили работами и производили наиболее сложные операции специалисты-кораблестроители из числа граждан и метеков. Строительством кораблей руководила особая комиссия из казначея и управляющих верфями. Постройка корабельных корпусов финансировалась частными лицами, а окончательное оснащение судов осуществлялось на государственные деньги. В Аттике гавани и верфи находились далеко за пределами Афин, но в середине V в. до н. э. после возведения Длинных стен были включены в состав города. Крупнейшим портом Аттики являлся Пирей, где находились стоянки как военных, так и торговых судов. Два других афинских порта — Зея и Мунихия — использовались исключительно для стоянки военных кораблей. В состав портовых построек входили эллинги для швартовки судов, склады, где хранились корабельные снасти и такелаж.

В классический период возникали новые типы судов. Военные корабли были длинные и узкие, их основным движителем были весла, что требовало многочисленного экипажа. Военно-транспортные и торговые суда относились к так называемому «круглому» типу и приводились в движение в основном парусами, это позволяло обходиться экипажем небольшой численности. Они имели уже довольно большую грузоподъемность, которая составляла 100—150 тонн.

Период древнегреческого классицизма был временем бурного развития торговли и товарного обращения. В каждом приморском городе в это время придавалось очень важное значение оборудованию морской гавани, расположенной поблизости. Там строился морской порт с удобными стоянками для судов, причалами, складскими помещениями и доками для ремонта кораб-

102

лей. Центром торговых операций в Элладе являлись Афины. Пирей превратился в крупнейшую торговую гавань на Эгейском море, а несколько позже стал и центром средиземноморской торговли. Восточная часть этого порта, отданная в распоряжение купцов, была плотно застроена различными складами. Несколько далее располагалась торговая площадь, где имелись всевозможные лавки, конторы банкиров и менял. Любопытно, что погрузка и выгрузка товаров в Пирее разрешались только в одном месте (эмпории), ограниченном пограничными знаками. Во всех других случаях грузы считались контрабандными. За территорией порта начинался собственно город, в лучших кварталах которого жили купцы, судовладельцы, банкиры, а на окраинах — грузчики, гребцы, носильщики. Именно через Пирей товары со всей Греции расходились в разные страны, а восточные товары попадали в Элладу. Там можно было найти практически все, чем торговали в те времена. Современные ученые подсчитали, что только пошлины, которыми облагался товарный оборот в порту, достигали 37— 48 талантов в год, что в те времена было огромной суммой.

Кроме Афин очень крупным торгово-промышленным городом был Коринф, имевший два прекрасно оборудованных порта: Кенхрея на берегу Саронического залива и Лехейон, расположенный на берегу Коринфского залива. Наиболее хорошо оснащенным считался второй порт с двумя открытыми гаванями и 42-метровыми молами, защищавшими их от морских волн, и внутренней гаванью с четырьмя укрытыми стоянками для судов. Так же как и в Пирее, вдоль берегов внутренней гавани были сооружены каменные набережные длиной около 4,5 км с большим количеством складов, доков и хранилищ. Эта гавань имела удобный вход, по которому корабль мог легко войти в нее и предохранявший внутреннее пространство от частых в этом районе песчаных заносов. Оба порта Коринфа связывал деревянный волок (диолк, как его называли греки) — настил, служивший для перетаскивания кораблей из одной гавани в другую.

Внешняя торговля Древней Греции осуществлялась исключительно по морю, что и объясняет столь важное значение портов. В то время плавание проходило все еще вдоль берегов, что давало морякам возможность быстро укрыться от непогоды, но иногда совершались и длительные переходы по открытому морю. Навигационный период традиционно длился с апреля по сентябрь, но редко плавания организовывались и в зимнее время. Купцы, занятые морской торговлей, делились на две катего

103

рии: первые (навклеры) владели собственными кораблями и управляли ими в качестве капитанов, другие (эмпоры) использовали для перевозки своих товаров чужие суда. Довольно часто у купцов и судовладельцев не было достаточного количества наличных денег для организации плавания, тогда они были вынуждены обращаться к ростовщикам. В виде залога обычно предоставлялся либо корабль, либо груз, а иногда и то и другое. Иногда кредит брался и под залог фрахтовой платы, получаемой судовладельцем за перевозку чужого товара. В связи с тем что риск в морской торговле был крайне велик, то проценты по ссудам также достигали значительных размеров — от 10 до 30%, а иногда и более. Лишь надежда на крупную прибыль позволяла купцам и судовладельцам соглашаться на такие тяжелые условия. Для облегчения ситуации при проведении крупных торговых операций купцы часто создавали свои объединения (фиасы), необходимые для взаимного страхования, денежной помощи и обмена информацией.

Внутренняя торговля в V в. до н. э. была в Греции преимущественно сухопутной и ограничивалась пределами одного полиса. Это было связано, как уже отмечалось, с такими факторами, как гористый рельеф местности, отсутствие судоходных рек, неразвитость сухопутных путей сообщения, частые междоусобные войны между полисами и т.д. Все это сильно ограничивало возможности внутренней торговли. Для ее успешного развития требовалась широкая сеть хороших дорог, но заботу о них могли позволить себе лишь такие крупные и богатые государства, как Афины. Две главные дороги Аттики соединяли Пирей с Афинами, при этом одна проходила внутри Длинных стен, вторая, окаймленная оливковыми деревьями, вела к афинским воротам. Еще три сухопутные дороги в Аттике шли к границе Беотии: одна из них была проложена из Элевсина в Протеи, вторая — из Афин в Фивы, а третья — из Афин в пограничный Ороп. В целом протяженность греческих дорог была незначительна. К тому же они плохо содержались, а потому были неудобны для использования. Для перевозки грузов обычно применялись четырехколесные повозки, которые, впрочем, могли проехать далеко не везде, что часто заставляло брать для транспортировки больших партий груза длинный караван вьючных мулов или ослов, сопровождаемых погонщиками. В целом расходы по перевозке товаров сухопутным путем были очень велики и зачастую достигали половины их стоимости. Большие партии груза было выгоднее перевозить морским путем даже на сравнительно неболь

104

шие расстояния. Внутренней торговлей занимались в основном мелкие перекупщики и разносчики, которые ходили по округе, перевозя свой товар на одном осле или неся его на собственных плечах. Они торговали мелким товаром: продовольствием, домашней утварью, одеждой, цветами и т. д. В городском центре полиса существовала особая торговая площадь, где располагались различные лавки, в которых продавались вещи, либо купленные у купцов, либо изготовленные в мастерской, часто расположенной при лавке.

Рыночная площадь вообще являлась торговым центром полиса. На ней продавалось все, что здесь производилось или привозилось из других мест. Это было продовольствие (зерно, вино, масло, фрукты, овощи), сырье для ремесленного производства, орудия труда, оружие и всевозможные предметы быта, начиная от кухонной утвари и кончая женскими украшениями. Каждый вид товаров продавался отдельно, в строго отведенном для него месте. Торговля шла под открытым небом или в наскоро сооруженной палатке, хотя в крупных полисах на рыночной площади строились крытые галереи.

Во время больших религиозных праздников обычно устраивались ярмарки, проходившие у храмов. На них съезжались продавцы и покупатели со всей Греции. Неприкосновенность святилищ и обычай заключать мир во время общегреческих праздников гарантировали относительную безопасность проезда на такую ярмарку. Наибольшей популярностью пользовалась ярмарка у Дельф.

Для контроля над соблюдением порядка на рыночных площадях в полисах существовали особые должностные лица — агораномы, которые взимали рыночный сбор, разрешали спорные вопросы и т. д. Они также могли наказывать продавцов за обман и нарушение правил торговли. Существовали и другие должностные лица, например метрономы, следившие за правильностью мер и весов. В Афинах имелись также и такие служащие, как ситофилаки, которые контролировали продажу зерна. Их было по пять человек в Афинах и в Пирее.

Бурное развитие в классический период пережили и денежные отношения. Именно в это время монетная система получила повсеместное распространение. В данную эпоху каждый греческий полис чеканил собственные монеты. Существовали и «международные валюты» — деньги, имевшие широкое хождение в том или ином регионе Эллады. Например, серебряные статеры Коринфа (весом по 8,7 г) были основной валютой в За

105

падной Греции, Южной Италии и Сицилии. На их лицевой стороне изображалась богиня Афина в шлеме коринфского типа, а на обратной стороне — Пегас, из-за чего эти монеты обычно называли «жеребчиками». Другой популярной валютой были афинские монеты, где кроме Афины изображалась ее священная птица сова, из-за чего их прозвали «совами». Из последних наиболее распространенными были драхмы (4,4 г) и тетрадрахмы (17,5 г). Существовали и более мелкие монеты, которые чеканились из меди, например, драхма делилась на 6 оболов, обол — на 8 халков, халк — на 2 лепты. Теперь на каждом рынке имелись менялы (трапезиты), которые обменивали монеты одних государств на деньги других, что стало весьма важным при стремительном расширении внешней торговли и появлении в обращении монет с разным весом, чистотой чеканки и номиналом. За обмен трапезит взимал в свою пользу определенную сумму, иногда довольно значительную. Постепенно, при усложнении торговых операций, менялы превратились в нечто вроде банкиров, принимавших вклады и производивших все необходимые перерасчеты. Появился и безналичный расчет. Трапезиты стали вводить для своих постоянных клиентов личные счета и могли, основываясь на устном приказе своего вкладчика, переводить деньги с одного счета на другой или выдавать их определенному лицу. Подобные операции возникли уже в V в. до н. э., а наибольшее распространение они получили в IV в. до н. э.

Значительную роль в денежных операциях играли и храмы, куда стекались огромные богатства. Часть сокровищ попадала туда в виде даров и пожертвований, но святилища активно занимались также такими операциями, как сдача в аренду принадлежавших им земельных участков, сбор денежных штрафов, выдача ссуд, что приносило очень большие доходы. Кроме того, из-за неприкосновенности храмов туда охотно отдавали на хранение свои деньги не только частные лица, но и государства. В целом к концу классического периода сложилась ситуация, когда многие полисы оказались должниками храмов, которые, в свою очередь, были тесно связаны экономическими интересами с представителями крупного торгового капитала, что позволяло последним оказывать серьезное влияние на политику тех или иных государств.

Торговля играла очень важную роль в жизни государств, так как приносила им значительные доходы в виде пошлин, взимаемых с оборота товаров, поэтому полисы стремились к ее всемерному развитию и защите. Особенно ярко это проявилось в жиз

106

ни Афин, где торговля была одним из главных источников дохода и средством обеспечения населения Аттики продовольствием. Прежде всего, афиняне уделяли особое внимание контролю над торговлей хлебом, которая имела жизненно важное значение для этого полиса. Что касается сбора пошлин, то обычно право их взимания продавалось государством с торгов откупщикам, впоследствии многократно перекрывавших затраченные деньги. Пошлины взимались во всех крупных торговых гаванях Эгейского, Черного и Средиземного морей. Сумма платы для торгового судна назначалась после проверки груза особыми таможенными должностными лицами, которые осматривали любой прибывающий и убывающий корабль. При обнаружении скрытого груза весь товар конфисковывался или размер пошлины удесятерялся.

В экстренных случаях государство вводило свою монополию на продажу ввозимых товаров. Кроме того, часто объявлялась монополия полиса на вывоз хлеба или масла урожая данного года, что приносило существенный доход, так как, покупая продукцию по твердо установленным ценам, государство затем продавало их на иностранных рынках по максимально возможной цене. Впрочем, это обычно были лишь временные меры. Иногда вводился полный запрет на вывоз определенных товаров, что особенно часто практиковалось во время войны.

В конце классического периода греческой истории политико-экономическая ситуация в Элладе резко изменилась, что было связано с разрушительными последствиями кровопролитной и длительной Пелопоннесской войны, в результате которой был нанесен огромнейший ущерб сельскому хозяйству, прежде всего виноградарству и оливководству, так как посадки винограда и маслин восстанавливались очень длительное время. Регулярно уничтожались и посевы зерновых, и это постоянно создавало угрозу голода. Военные расходы составили колоссальные суммы, только одни Афины за 5—6 лет боевых действий потратили 10 тыс. талантов, полученных от доходов полиса за 20 лет. Кроме того, в ходе боевых действий погибло очень большое количество людей, прежде всего граждан полисов, что весьма неблагоприятно сказалось на их экономическом состоянии. Особенно это касается Афин, которые понесли огромные потери как в результате боев, так и из-за эпидемий чумы. Все это оказало очень сильное влияние на состояние политико-экономической ситуации в Греции.

107

Греческая экономика в середине IV в. до н. э. переживала период своего быстрого развития, что можно объяснить необходимостью восстановления разоренного войной хозяйства. Насущными задачами стало возрождение разрушенных городов, постройка новых домов и других построек, посадка новых оливковых рощ и виноградников, пополнение истощившихся запасов оружия. Все это создавало благоприятные возможности для развития сельского хозяйства и ремесленного производства. Одной из главных особенностей греческой экономики этого периода было еще более широкое распространение рабства, которое теперь проникло во все отрасли производства. Разорение мелких крестьян привело к сосредоточению земли в руках крупных рабовладельцев. Наибольшее распространение теперь получили крупные поместья с земельными угодьями в 20—25 гектаров, которые обрабатывали 10—15 человек. Более того, даже в крестьянских хозяйствах среднего уровня в полевых работах стал широко применяться труд одного-двух рабов, работавших вместе с семьей земледельца. Похожая ситуация наблюдалась и в ремесленном производстве, где основную роль начали играть крупные ремесленные мастерские с количеством рабов, занятых в них, до 20—30 и даже более. Это было время активного расслоения населения полисов по имущественному признаку. Выделялась прослойка богатых рабовладельцев, которые обладали весьма значительными состояниями. Эксплуатация крупных земельных владений или ремесленных мастерских приносила хорошие доходы. Кроме того, в этот период особое развитие получила такая форма денежных операций, как ростовщичество, что также давало очень большие прибыли. Значительно более широко стала применяться сдача больших партий рабов в аренду. Расширилась и практика предоставления некоторой самостоятельности рабам за плату ими своеобразного оброка. Часто подобные рабы могли скопить определенную сумму денег и выкупиться на свободу, превращаясь в вольноотпущенников, которые в этот период могли работать не только в различных отраслях ремесленного производства, но и в земледелии, нанимаясь поденщиками либо арендуя землю у полноправных граждан.

3.4. ЭКОНОМИКА ЭЛЛИНИЗМА

После завершения похода Александра Македонского на Восток образовалась огромная империя, объединившая Македонию, Грецию, Персию, Сирию, Палестину, Египет и часть Се

108

верной Индии. После смерти Александра начались войны между его ближайшими соратниками за наследство. В результате образовалось несколько отдельных государств: Египет во главе с династией Птолемеев; держава Селевкидов, в которую входили северная Сирия, часть западной Малой Азии и Вавилония; Македония, где правила династия Антигонидов. Существовали и более мелкие государства, которые тем не менее играли важную роль в эллинистическом мире: Пергам в Малой Азии с династией Атталидов, Вифиния, Понт и Парфия, где были местные правители. Во всех этих странах у низших слоев населения, особенно в сельской местности, сохранялся привычный уклад повседневной и общественно-экономической жизни и экономики. Эллинизированным было лишь население городов, в которых также наблюдалось смешение восточных и греческих форм управления. Каждая страна имела свои особенности производства, хотя основой экономики везде было рабовладение, что вскоре послужило причиной глубокого застоя в развитии эллинистической техники и технологии, за исключением военной области и морского дела. В конечном результате это стало одной из причин падения эллинистического мира.

В Египте эллинистическая структура хозяйства сложилась уже при первых царях династии Птолемеев. Было сохранено традиционное деление страны на номы, но во главе их вместо местных наместников теперь стояли македонские и греческие стратеги, ведавшие военными вопросами, и экономы, управлявшие хозяйством нома. Вся земля теоретически делилась на царскую и уступленную (храмовые земли, участки македонских и греческих воинов, переселившихся в Египет, дарственные земли и частные владения), однако в реальности уровень централизации во владении землей был очень высок — все земли, за исключением дарственных, облагались налогом, и их владельцы были обязаны выполнять установленные царским правительством планы посева. Таким образом, централизация управления землепользованием нарушала традиционные для египетских крестьян методы использования своих участков. Особенно ярко это проявилось в судьбе крестьян, оказавшихся на царской земле. Была сохранена издавна существовавшая египетская сельская община с традиционными должностными лицами (комархами — старостами и комограмматевсами — писцами) во главе. Однако теперь крестьяне юридически являлись арендаторами своих участков и должны были заключать договоры с представителями царской власти, где указывались все обязанности держа

109

телей участков по обработке земли. Земледельцы должны были платить в казну подать строго установленного размера, а не долей урожая, как ранее, что в случае неурожая крайне тяжело сказывалось на них. Семена для посева крестьяне получали от государства в виде ссуды. Иногда им также давали царский тягловый скот для обработки земли, но за него они должны были платить и содержать его за свой счет, что было весьма разорительно. Центральное правительство принимало серьезные усилия по обеспечению возделывания малоплодородной или запущенной земли. Крестьян принудительно заставляли заключать договоры на обработку подобных земель на условиях пониженных налогов. Контроль за выполнением условий контракта возлагался на особых инспекторов урожая, которые имелись в каждом селении, и на экономов в масштабах всего нома. Кроме того, крестьяне должны были участвовать и в государственных работах, прежде всего на строительстве ирригационных сооружений, что контролировалось самыми различными ответственными лицами — от комархов до архитекторов.

Подобные же методы централизованного контроля правительство Птолемеев применяло и в отношении ремесленников. Ряд производств был монополией государства, например выработка масла. В мастерских работали преимущественно свободные работники, но они находились, так же как и крестьяне, под жестким контролем центрального правительства. Все механическое оборудование мастерских (станки, давильные прессы) было взято под контроль государства. Ремесленники получали сырье из государственных складов, туда же сдавали и готовую продукцию, качество и количество которой было строго определено. Затем товар поступал мелким розничным торговцам по установленной цене. Таким образом, в Египте главные производящие силы — крестьяне и ремесленники — находились под полным контролем государства и по своему положению мало чем отличались от рабов, хоть и назывались свободными людьми. К тому же государство могло продать несостоятельных должников в рабство, что было одним из важных источников рабов в Египте.

Естественно, что подобный тотальный контроль за экономической жизнью страны был возможен только при наличии сильного государственного аппарата, в состав которого входили: дийокет (первый министр), экономы, писцы, инспектора, сборщики налогов, полицейские, деревенские должностные лица и т. д. Многие из них получали от царя земельные участки и денежное содержание.

110

Кроме собственно государственных чиновников, с царским двором было тесно связано большое количество частных лиц — розничные торговцы, откупщики, которым доверяли сбор некоторых налогов. Однако деятельность последних была значительно более контролируемой, чем ранее, когда Египет находился под властью Персии. Откупщики должны были гарантировать государству выплату определенной суммы, а все недоимки, если они имели место, покрывали из собственных средств. В отличие от времен персидского господства, откупщики не имели права собирать более, чем положено, а в качестве награды получали 5% от суммы налога.

Таким образом, в распоряжении Птолемеев был хорошо развитый бюрократический аппарат, с помощью которого они могли эффективно осуществлять полный контроль за экономической жизнью страны.

Из сельскохозяйственных культур наибольшее значение имели виноград, пшеница, маслина и лен. Египетские цари поощряли посадку этих культур в ряде районов страны. Пшеница шла преимущественно на экспорт — она поставлялась в Грецию. Разведение же маслины египетские цари сделали своей монополией. В животноводстве особое внимание уделялось разведению дающих высококачественную шерсть милетских овец, которые импортировались из Малой Азии.

Египет активно занимался торговлей. Он ввозил дерево, металл (с Кипра, которым владели Птолемеи), лошадей, лучшие сорта вин (из Сирии и островов Эгейского моря), мрамор, пряности, рабов. Экспортировал же он зерно, масло, ткани, благовонные мази и слоновую кость. Торговлю вели купцы, выступавшие на практике агентами центральной власти, которой монополия на торговлю приносила огромные доходы. Успешная торговля во многом была результатом того, что Птолемеи контролировали значительные территории в Малой Азии, где проходили несколько важных торговых путей, например караванный путь из Индии к финикийскому побережью. Однако к началу II в. до н. э., после нескольких кровопролитных войн с государством Селевкидов, Египет потерял все свои владения в Малой Азии, что оказало негативное влияние на его экономику.

Государство Селевкидов занимало обширную территорию (Мидия, Персия, Сузиана, Северная Сирия, Месопотамия, большая часть Малой Азии), которая была весьма неоднородна как по составу населения, так и по уровню экономического развития. Поэтому Селевкиды не имели возможности создать такую

111

единую организацию хозяйства и управления им, какая была в Египте. Государство делилось на стратегии (сатрапии), где сохранялись местные самоуправляющиеся структуры — полисы, династы, племена, храмы. Тем не менее значительную часть земель Селевкиды объявили своей непосредственной собственностью, а живущие на ней крестьяне стали называться «царским народом», кроме того, они взимали налоги практически со всех остальных земельных угодий.

Насколько можно судить по сохранившимся данным, основной единицей, за которой осуществлялся контроль центральной власти, была деревня, ее жители составляли общину. Они были приписаны к своему поселению и не имели права покидать его. Беглых крестьян могли разыскивать по требованию управляющего деревни, жившего рядом с ней. Община платила налоги не частью урожая, а деньгами в твердо установленном размере в зависимости от количества земли и населения.

Однако земли, управлявшиеся непосредственно представителями царской власти, составляли сравнительно небольшую часть государства Селевкидов, так как его территория была слишком обширна. Цари предпочитали приписывать земли к полисам (юридически самостоятельным городам), которые в довольно большом количестве имелись в Селевкии. Селевк I сам основал 33 полиса на основе местных поселений, имевших выгодное стратегическое положение в военном или торговом отношении. В основном там жили греческие колонисты, хотя права граждан получали и представители местной знати. К каждому полису была приписана определенная сельская территория, часть ее земель распределялась между его гражданами, а оставшаяся обрабатывалась жившими на ней крестьянами, которые подчинялись должностным лицам города, платили в его пользу подати и несли трудовые повинности. При этом сам полис должен был платить налоги царю. В данном случае налог мог быть как денежным, так и натуральным, последний составлял обычно десятую часть урожая. Таким образом, Селевкиды, заинтересованные в поддержке граждан полисов, делали им определенные уступки в случае неурожая. К полисам должна была быть приписана даже земля, пожалованная придворным и родственникам царя. Таким образом, и в Селевкии вся сельскохозяйственная земля находилась под контролем царя.

Относительно независимой от центральной власти организацией являлось жречество. Особенно сильны были его позиции в Междуречье (Вавилонии), где издавна города создавались вокруг

112

храмов. Селевкиды признали самоуправление таких городов. В них граждане имели некоторые повинности в пользу храма, а жрецы, в свою очередь, делали раздачи продовольствия и денег жителям города. Управлялись подобные города особыми собраниями наиболее влиятельных горожан, возглавляемых главным жрецом местного храма. К таким городам цари также приписывали обширную сельскохозяйственную округу, часть земли которой принадлежала самим жителям города, а остальная обрабатывалась зависимыми крестьянами, платившими подати храму. Иногда к этим городам прикреплялись и пожалованные земли.

В Селевкии существовали и военно-земледельческие поселения — катекии, создававшиеся в тех местах, где города основывать было невыгодно. Они образовывались на определенной территории, которая делилась на участки-клеры, распределявшиеся между поселенцами-клерухами, в основном греками и македонянами, были клеры всадников, клеры пехотинцев и т.д. С клеров взимался налог в царскую казну. Земельные участки считались собственностью царя, но клерухи имели право их продать, впрочем, лишь в пределах своей катекии. Если после смерти поселенца у него не было наследника, то клер возвращался в царскую казну. Крестьяне, проживавшие на данной территории, должны были платить катекии денежную подать и отрабатывать трудовые повинности. Клеры располагались обычно вокруг крепости, где находились представители центральной власти, управлявшие данной катекией.

Одной из характерных особенностей сельского хозяйства Селевкии было довольно широкое применение в нем рабского труда. При этом большинство рабов были не военнопленными, а обращенными в рабство крестьянами, что являлось вполне очевидным процессом, ведь часто земледельцы должны были платить и царские налоги, и подати полису, храму, частному лицу, которому данная земля была пожалована. Для многих это было не под силу, особенно в период неурожая.

Достаточно активно развивалось и городское ремесленное производство, тем более что широкие торговые связи Селевкии с Востоком и Западом требовали большого количества товаров.

Пергамское царство выделилось из Селевкии в 262 г. до н. э., поэтому социально-экономическое развитие там происходило по одной схеме, лишь с незначительными отличиями. Например, царское хозяйство играло в Пергаме более важную роль, чем в державе Селевкидов, а города находились в большей зави

113

симости от центрального правительства. Правитель Пергама Аттал принял титул царя и основал династию Атталидов.

Благодаря тому что Пергам имел значительно меньшие размеры, чем Селевкия, его цари смогли создать более эффективную централизованную систему управления хозяйством.

Царские владения составляли значительную часть земельных угодий и управлялись особыми чиновниками. Положение крестьян было довольно тяжелым. Так же, как и в Селевкии, они должны были платить денежный налог, что было для них весьма обременительно. Часть крестьян была вынуждена заниматься дополнительно торговлей, но и это занятие облагалось налогом. В случае разорения крестьянской общины и начала массовых побегов из нее цари были вынуждены прощать недоимки за значительное количество лет и временно прекращать взимание налогов как с урожая, так и с торговли на несколько лет.

Одной из характерных особенностей царского хозяйства Пергама было то, что в нем, в отличие от Египта и Селевкии, очень широко использовался рабский труд, что объясняется многими причинами, в том числе меньшей площадью царских угодий, их сплошной протяженностью, в то время как в Селевкии, например, они часто прерывались владениями городов и частных лиц. Рабов-военнопленных было сравнительно немного, поскольку в основном в рабство попадали крестьяне за долги государству. Они находились в несколько лучшем положении, чем рабы-иноплеменники, и в ряде случаев могли рассчитывать на освобождение. Рабы широко использовались для работы и в царских ремесленных мастерских в Пергаме, во главе которых стояли особые надзиратели. Эти рабы были, несомненно, из состава местного населения.

Главной единицей сельскохозяйственной деятельности в Пергаме были катекии, для поселения в которые Атталиды привлекали не только греков и македонцев, но и представителей местных племен, например, мисийцев. Колонистам предоставлялись строго определенные участки необработанной земли и виноградников. За эти наделы поселенцы должны были платить налог не в твердо установленной денежной сумме, как крестьяне, а частью урожая — 1/20 с зерна и 1/10 с плодов. Для привлечения желающих сажать оливковые деревья, весьма ценных в античном сельском хозяйстве, но требующих затраты значительных сил для своего выращивания, Атталиды предоставляли поселенцам участки для посадки деревьев беспошлинно. Колонисты, кроме того, могли купить у управляю

114

щего катекией участки царской земли, расположенной по соседству с катекией, в свою собственность. Бездетные колонисты могли завещать свой клер любому лицу. Несколько позже поселенцы получили право свободно покупать и продавать участки внутри катекии. Они имели также право на доходы с деревень, расположенных на ее территории.

Таким образом, хозяйство Пергама практически не отличалось от устройства экономических систем других эллинистических государств.

Хозяйство Македонии — последней значительной эллинистической державы — имело довольно значительные отличия от экономики Селевкии и Египта. И здесь цари из династии Антигонидов были основными землевладельцами, однако в Македонии им приходилось считаться с сильной знатью, владевшей обширными частными земельными участками, и значительной прослойкой крестьян, составлявших основу македонской армии, которые также были довольно независимы от царской власти. Реально земельными угодьями македонские цари могли распоряжаться лишь в завоеванных областях за пределами страны, где их собственностью являлись рудники и леса. Во Фракии и Фессалии Антигониды основывали полисы и военные поселения, наделяя живущих там людей землей на основе условного владения. Особое внимание им приходилось уделять греческим полисам, которые на протяжении всей эллинистической эпохи стремились выйти из-под власти Македонии. Для сохранения власти царям приходилось использовать все имевшиеся в Греции внутренние и внешние противоречия, а также в некоторых случаях прибегать к той или иной форме прямого управления полисами. Например, в Афинах присутствовали македонские эпистаты, в Пирее, Коринфе и Халкиде стояли македонские гарнизоны. В некоторых городах Пелопоннеса правили поддерживаемые Антигонидами тираны.

В целом хозяйство Македонии и Греции в эллинистический период практически ничем не отличалось от их экономического развития в предыдущие века.

Парфия и Бактрия не являлись эллинистическими государствами в собственном значении этого термина, но тем не менее и они испытывали сильное эллинское влияние и в области культуры, и в области экономики.

Как и в эллинистических царствах, основу экономики этих стран составляло царское землевладение. Земля делилась на «име

115

ния», а они, в свою очередь, — на «виноградники». Основной налог уплачивался натурой с урожая. В случае, если земледельцы не обрабатывали землю или не платили основную подать, на них накладывался огромный штраф, выплатить который обычные крестьяне вряд ли могли. Половина штрафа шла в казну, оставшуюся часть делили между собой должностные лица общины, следившие за исполнением крестьянами своих обязанностей. Существовали и более мелкие сборы, которые должны были платить земледельцы. Часть земли передавалась во владение чиновникам за определенный налог. При этом следует заметить, что в Парфии существовало и свободное крестьянство, обладавшее относительной самостоятельностью в использовании земельных участков.

Для обработки частной земли довольно широко применялся рабский труд. Иногда раба сдавали внаем другому землевладельцу, в том числе и с участком земли. Для повышения заинтересованности рабов в своем труде рабовладельцы в Парфии иногда предоставляли им возможность использовать часть урожая по своему усмотрению (от 1/10 до 1/4). В данном случае положение рабов сближалось с положением зависимых крестьян.

Статус городов в Парфии был примерно таким же, как и в Селевкии — им предоставили самоуправление, но в то же время их поставили под жесткий контроль центрального правительства. Впрочем, парфянские города были значительно менее развиты, чем в эллинистических государствах.

В целом практически для всех стран эллинистического мира свойственны определенные особенности экономического развития. Несмотря на значительные различия, у них имелись и общие черты. Прежде всего, это распространение тех или иных зависимых отношений на широкие слои сельского населения, в том числе и свободного раньше. В городских ремесленных мастерских применялся, прежде всего, труд рабов, хотя и здесь существовали различные формы зависимости, например, рабы, ведущие собственное хозяйство, вольноотпущенники, связанные со своим прежним владельцем рядом обязательств и т. д. Еще одной характерной особенностью эллинистических государств было широкое вмешательство государственной власти во все стороны хозяйственной жизни для максимального увеличения собственных доходов. В целом эллинистические государства имели значительные внутренние противоречия, что и привело к их захвату римской державой.

Подготовлено по изданию:

Савельев А.Е.
Культура Древней Греции: Учеб. пособие. — М.: Высшая школа, 2008. — 461 с.
ISBN 978-5-06-005593-1 ©
ОАО «Издательство «Высшая школа», 2008


перевозка товара из турции узнать больше.
Rambler's Top100